Куст, шалаш или клочнобородость: станица Кущевская

Название Кущевской древнее самой Кущевской. Может, по этой причине мы имеем только предположения о его происхождении, но ничего не знаем наверняка.

По распространенной в Интернете версии, название станицы Кущевской, заложенной казаками на берегу Куго-Еи в 1794 году, связано с кущами на берегах этой речушки. Версия очень наглядная и красивая, но, увы, ошибочная. Впрочем, не нужно быть лингвистом, чтобы убедиться: другие лексические пары, кроме «кущи – Кущевская» в границах русского языка найти сложно. И наверняка связь между названием станицы и кущами существует. Но эти кущи не являются зарослями рогоза и терновника, встретившими на Куго-Ее казаков-первопоселенцев. Ведь название будущей станицы (этот статус куренное селение Кущевское получило только в 1832 году) казаки принесли на Кубань с собою.

История сохранила записи по жеребьевке новых земель, для которой в феврале 1794 года кошевой атаман Захарий Чепега собрал в Екатеринодаре атаманов и поверенных казаков со всех 38 черноморских куреней. Жеребьевка прошла на площади перед походной Свято-Троицкой церковью. Кущевский курень представляли молодой (не старше 30 лет) атаман Андрей Дахноцкий и дьякон (тоже казак) Петр Плакса. Кущевский курень тянул жребий одним из последних. Результат жеребьевки записан так: «Кущевский курень: казаков 408 душ и женского пола 167. Поселить у слияния рек Ея и Куго-Ея». Так что какие бы кущи и чащи не ждали казаков на новой малой родине, Кущевским курень стал не из-за них.

Название станицы старше ее. Еще до переселения черноморцев Кущевский курень уже существовал. К нему в молодости был приписан будущий войсковой судья черноморцев Антон Головатый. Позже почетным казаком Кущевского куреня стал светлейший князь Потемкин-Таврический, за свой парик получивший у казаков прозвище «Грицко Нэчеса». Еще в 1772 году именно этим прозвищем всесильный Потемкин подписал кущевским казакам письмо, в котором восхищался их храбростью.

 

Фото Игоря Хошобина, «Кубань 24»

Но и 1772 год — отнюдь не точка отсчета в истории куреня. Впервые в документах Кущевский курень упоминается в 1690 году. Об этом в своей «Истории запорожских казаков» пишет Д. И. Эварницкий, сообщая о посланцах запорожцев к гетману Мазепе (да-да, тому самому), среди которых был и атаман Кущевского куреня.

Но почему все же «Кущевская»? Обратимся к В. Н. Ковешникову. В своих «Очерках по топонимике Кубани» он пишет, что многие исследователи пришли к мнению: станица Кущевская, если говорить о ее названии, берет свое начало в словах «кущ», «кущеватый».

Казачьи курени обычно назывались по месту или по атаману. Топонимов с корнем «кущ» мы не знаем. Не сохранилось и достоверных упоминаний об атаманах со сходно звучащим прозвищем. Но они могли существовать, ведь в русских фамилиях этот корень встречается. Например, беллетрист позапрошлого столетия И. А. Кущевский.

«Кущ» на кубанском диалекте означает «куст». Есть еще слово «кущи» со значением «шалаш, балаган, временная лачуга в лесу». Есть прилагательное «кущеватый» — имеющий обильную растительность. Если эта растительность не в саду или на берегу, а на лице, то синонимом может быть «клочнобородый». А если на голове, то «вихрастый». Чем не узнаваемая примета для прозвища?

Очень похоже, что название кубанской станицы восходит к прозвищу атамана. Может быть, узнаваемо косматому. Может быть, пришедшему из кущи. Сейчас об этом можно только гадать. Но, наверное, он обладал достаточной харизмой, чтобы отзвуки его имени пережили в топонимах несколько столетий.

Вернуться на ленту