Кубанские и московские врачи вылечили юношу из Сочи с опухолью головного мозга

Съемка канала «Кубань 24»

Житель Сочи Сергей Казак перенес сложную операцию на головном мозге и остался жив. Во врачебной практике такой случай — один на миллион.

У молодого человека обнаружили опухоль — тератому. Она врожденная, однако проявила себя не сразу. Парню исполнилось 18 лет, и тогда болезнь пришла внезапно и агрессивно.

Полгода назад 19-летний Сергей Казак передвигался на инвалидной коляске. Он почти не говорил, плохо слышал и еле видел. Состояние юноши резко ухудшилось из-за опухоли в мозге. Ее обнаружили только в конце прошлого года.

«Головные боли, спать постоянно хотелось, просто дикое желание спать. А потом, когда рвота началась, вызвали скорую, сделали компьютерную томографию и поняли, что у меня гидроцефалия», — вспоминает Сергей Казак.

Иными словами гидроцефалия — водянка головного мозга. Юношу диагностировали врачи Краевой клинической больницы № 1. Они экстренно взялись за хирургический инструмент, ведь промедление могло стоить парню жизни. На операционном столе молодому человеку сделали шунтирование, жидкость вышла из мозга.

«Была выполнена жизнеспасающая операция, направленная на стабилизацию внутричерепного давления. То есть мы устранили то, с чем он поступил, то, к чему привело длительное течение этого образования. Был процесс не одного дня», — отмечает заведующий отделением нейрохирургии № 1 Краевой клинической больницы № 1 Георгий Ковалев.

Состояние Сергея стабилизировалось. Медики начали полную диагностику. Выяснилось, что опухоль размером 4 см находится в самом центре мозга, и подобраться к ней крайне сложно. Провести биопсию — летально. Тогда врачи проконсультировались со специалистами московского института нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко. Рекомендация пришла нестандартная: сначала провести химиотерапию, а потом удалить образование.

«Химиотерапия назначается только по очень узким показаниям. Иными словами, мы видим клеточку, мы понимаем, как зовут эту клеточку, в буквальном смысле слова, и определенно для нее находим химиопрепарат. Это был рискованный шаг, потому что, если бы они ошиблись с назначением химиопрепарата, он мог бы сделать только хуже. Он мог бы практически убить пациента», — разъясняет нейрохирург отделения нейрохирургии № 1 Краевой клинической больницы № 1 Максим Жуков.

Врачи не ошиблись. Родители вспоминают: сложно, но Сергей пережил две химиотерапии. К тому времени опухоль уже повлияла на организм. У Сережи парализовало правую сторону, он не мог двигаться, глотать, слышать, говорить.

«С женой после больницы заходили в аптеку, покупали валосердин, валокордин и прямо в аптеке просили воды. Все это мешаем и пьем прямо в аптеке. Ни одного дня мы не прожили без валосердина», — делится отец Сергея Михаил Казак.

«Приходили, обнявшись, плакали. Ходили в церковь, молились, и Бог послал нам нужных людей, которые спасли ребенка», — рассказывает мать Сергея Юлия Казак.

Когда юноша стал транспортабельным, краевые власти выделили квоту на операцию. Ее проводили специалисты института Бурденко. Медики боролись за жизнь Сергея три с половиной часа. Не скрывая слез счастья, родители спешили к сыну.

«Я говорю: Сережа, скажи „мама", — и он этим своим басом: "Мама". Это было такое счастье», — говорит Юлия Казак.

После сложнейшей операции Сергей пережил еще две химиотерапии, курс облучения и недели тренировок. Он вновь учился ходить, держать столовые предметы — заново учился жить. И во всем ему помогали родители. Они уверяют, что какой бы сложный ни был диагноз, надо верить в своего ребенка.

«Мой сын меня никогда не подводил. Я понимаю, что это громко звучит в том положении, в котором он был, но каким-то шестым чувством я верил, что все будет хорошо», — признается Михаил Казак.

Впереди у Сергея Казака еще не одно обследование, но он уже знает, чем будет заниматься в будущем. Через полгода юноша вернется к учебе в медицинский институт, чтобы в будущем самому спасать людей, сообщается в эфире телеканала «Кубань 24».

Вернуться на ленту