Краснодар в феврале 1943-го: око огненного тайфуна

Утром 12 февраля, еще до рассвета, в Краснодар вошли советские войска. Вскоре бойцами взвода конной разведки лейтенанта Крапивы 121-го горно-стрелкового полка 9-й горно-стрелковой дивизии Данилом Васюковым, Юлмухамедом Шикининым и Халгиреем Адалгиреевым на башенке здания крайкома ВКП(б) (на углу Красной и Ворошилова) был установлен красный флаг. Так закончилась оккупация кубанской столицы.

В этот день Совинформбюро сообщило: «В результате решительной атаки войска Героя Советского Союза генерал-майора Рослого и генерал-майора Рыжова овладели городом Краснодаром». Две емкие строчки… Что стоит за ними?

О том, как освобождали Краснодар, написано немало. Газетные статьи и мемуары не раз поведали о том, что Краснодар в феврале 1943-го взяли практически без боя. Немцы, боясь окружения, бежали, оставив в городе только арьергардные части — «факельщиков», призванных сжечь и взорвать все, что удастся. «Факельщики» были не самыми боевыми солдатами вермахта, схватки в городе были кратковременными — советские войска сметали врага с улиц, быстро ломая сопротивление. Но это не делает освобождение Краснодара легким и бескровным. Ведь 12 февраля предшествовали недели ожесточенных боев на подступах к кубанской столице, да и после бои продолжались — оставив Краснодар, немцы не бежали, а лишь отошли с одного хорошо укрепленного рубежа на другой.

Гитлеровцы отлично понимали, что для обороны непосредственно Краснодара им требуется слишком много сил — равнинный рельеф позволял наступать на город с множества направлений. Поэтому сам город они не укрепляли и за него практически не дрались, сосредоточив боевые части там, где было удобнее держать оборону.

Фашисты закрепились в станицах на высоком берегу Кубани — Старокорсунской, Васюринской. Также гитлеровцы создали мощную оборонительную линию севернее Краснодара, использовав укрепления, сооруженные местным населением для защиты от наступавших немецко-фашистских войск в 1942 году. Оборонительный рубеж гитлеровцев огибал Краснодар по дуге Марьянская — Черников — Примаки — Новотитаровская — хутор Карла Маркса и через Первореченский — к Старокорсунской и Васюринской. Оборону на этом рубеже облегчало обилие топких плавневых мест и степных речек — Понура, Осечки, Первая речка Кочеты, Вторая речка Кочеты. Так как погода на Кубани в феврале 1943 года стояла дождливая и плюсовая, низкие места превратились в непроходимую для техники (включая танки) грязь, а проходимые высокие участки насквозь простреливались многочисленными огневыми точками гитлеровцев.

Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

Бои на подступах

О том, как немцы обороняли краснодарский плацдарм, можно судить по датам. Наступление на Краснодар от аула Хатукай началось 1 февраля. Усть-Лабинск был освобожден 2 февраля, а расположенная всего в пятнадцати километрах от него Васюринская — только 7-го. Тяжелейшие бои за станицу шли шесть дней, причем советские войска неоднократно захватывали участки вражеской обороны, но гитлеровцы контратаками возвращали себе позиции. Оставив же после почти недельных боев Васюринскую, гитлеровцы зацепились за отлично укрепленную ими Старокорсунскую и держались в ней до 11 февраля, а ведь попытки захватить эту станицу наши войска предпринимали еще с 1-го числа.

Столь же жестокие бои шли на северных подступах к кубанской столице. Из хутора Первая Речка Кочеты гитлеровцев удалось выбить лишь после двухнедельных боев. За Красносельский бои шли пять дней без перерывов. Наступающие продвигались вперед ползком под кинжальным огнем фашистских пулеметов, продвигаясь лишь на 500—900 метров в день. Лишь 11 февраля хутор был освобожден. С 7 февраля шли бои на рубеже Старокорсунская — Агроном — Динская, но только 11-го числа наступающим советским войскам удалось выбить врага из Агронома, разорвав гитлеровскую оборону.

Прорыв позиций в Агрономе, от которого советские войска пошли на Краснодар через поселок Калинина, освобождение Красносельского, успешное (после целого ряда неудачных) форсирование Кубани под Пашковской 9 февраля и потеря гитлеровцами 10 февраля Старомышастовской севернее Краснодара изменили ситуацию. Перед немцами замаячила перспектива нового котла, которого, наученные Сталинградом, они теперь боялись. Чтобы избежать окружения, немцы быстро свернули восточный фланг краснодарского оборонительного рубежа, отступив из Старокорсунской, Пашковской, а 12 февраля оставив и Краснодар. Но это было не бегство, а грамотно проведенное отступление. В Краснодаре наши войска встретили организованное сопротивление на северной окраине и в районе вокзала, а в остальных частях города уличных столкновений почти не было, и к ночи наши с боя освободили Елизаветинскую. Но севернее и северо-западнее города немцы дрались куда упорнее, используя каждую складку местности и все преимущества заблаговременно организованной обороны. Бой за крохотную Новотитаровскую продолжался сутки почти без перерыва — немцев выбили из нее лишь к четырем вечера 12 февраля. Но и после этого немцы никуда не бежали — бои в соседнем с Краснодаром Динском районе на Понура-Осечкинском рубеже длились еще неделю — станицу Нововеличковскую и входящий сейчас в черту Краснодара хутор Копанской освободили только 18 февраля.

Сопоставление этих дат и подробностей позволяет сравнить Краснодар в феврале 1943-го с оком тайфуна — в нем все относительно спокойно, но только потому, что это самый центр ужасной драмы. «Легкое» освобождение кубанской столицы обеспечено героизмом тысяч бойцов, почти три недели взламывавших вражескую оборону на подступах к краевому центру. За эти бои трем соединениям 46-й армии было присвоено почетное наименование «Краснодарских». 

 

Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

Слово очевидцам

Мало кому известно, что освобождавшие Краснодар войска входили в город не только с севера и востока. Некоторые подразделения наступали и с юга — форсируя Кубань.

Вот, например, что рассказывает почетный гражданин Краснодара Дмитрий Никитович Шлыков:

«Перед Краснодаром мне дали звание сержанта и доверили руководить взводом. Мы подошли к городу со стороны Адыгеи и вышли на какой-то полевой стан. Там из разных досок сбили, как могли, плоты и на них пошли на правый берег. Пока переплавлялись, немцы по нам стреляли, но, когда мы вышли из воды, огонь прекратился. Гитлеровцы уже отступили, и мы двинулись в город почти без боя.

Память — избирательная штука. В тот день я впервые увидел Екатерининский собор. Он тогда не был закрыт высотками, как сейчас, и был до удивления красив. И я не выдержал, отвернулся от солдат своего взвода и перекрестился.

Еще помню, как в Краснодаре какая-то женщина (я ее на всю жизнь запомнил) с ребеночком на руках подошла ко мне: «Спаси вас Господи, солдаты! — а у самой глаз не видно: одни слезы. — Спасибо, что вы нас спасли. Через месяц было бы уже поздно!». Потом нам рассказали, что в Чистяковской роще у этой женщины расстреляли фашисты сына за распространение советских листовок.

Еще помню, что возле берега, как спускаться к Кубани с улицы Мира, на столбах висели тела с табличками «Они были партизанами». Это тоже постарались фашисты».

А вот как день освобождения описывали пережившие оккупацию горожане. Вот строки из послевоенного сочинения ученицы 7 «Б» класса 45-й школы г. Краснодара Ворониной Р.:

«Утром во дворе вдруг послышались взволнованные радостные голоса: «Наши в городе!» Мы бросились на улицу. Мимо проходили усталые бойцы. Улицы, усеянные битым стеклом и кирпичом, еще дымившиеся от недавних пожаров, заполнились толпой. Бойцов окружили со всех сторон. Красное знамя развевалось над освобожденной столицей Кубани!..» (Опубликовано на сайте «Лицей ИГУ г. Иркутска.)

Немецкая оккупация в Краснодаре продолжалась полгода. За это страшное время мученической смертью погибли 13 тысяч жителей города. Около семи тысяч горожан умерли в душегубках. Фашисты впервые применили их в Краснодаре.

Ущерб, причиненный городу, превышал два миллиарда рублей (в ценах военного времени). В руинах лежали заводы имени Седина и Калинина, нефтеперегонный завод, мельницы, хлебозаводы, электростанция, железнодорожная станция и речная пристань. Было разрушено и сожжено более 800 домов, среди них 420 крупных зданий. Были сожжены Дворец пионеров, почти все школы. Все это закончилось 12 февраля 1943 года, но не закончилась война. Впереди у краснодарцев были еще несколько месяцев разрушительных бомбежек, несколько лет напряженного труда для поддержки фронта, похоронки, слезы и горе. Но оккупация уже была позади.

Главные новости читайте на нашем канале в Telegram

Вернуться на ленту