Космонавт Геннадий Падалка: Земля — наш космический корабль, в котором летит все человечество и о котором мы должны заботиться

Геннадий Падалка. Фото пресс-службы Роскосмоса

В России 12 апреля празднуют День космонавтики. Среди покорителей космоса есть те, чьи имена напрямую связаны с Кубанью: Виктор Горбатко, Анатолий Березовой, Виталий Севастьянов, Сергей Трещев и Геннадий Падалка. Ведущие программы «День Кубань 24» вышли на связь с Геннадием Падалкой и узнали, как семья провожает его в космос и где он любит отдыхать на малой родине.

— Почему вы стали космонавтом? Потому что все дети мечтают стать космонавтами?

— Понимаете, дело в том, что я, во-первых, родился в то десятилетие, когда началось освоение космоса и Советским Союзом, и нашими нынешними партнерами сейчас — американцами. Поэтому все это было на слуху: первый полет Гагарина, первый выход в открытый космос нашего прославленного космонавта Алексея Архиповича Леонова и полеты на Луну наших партнеров-американцев. Мне кажется, в то время не только я, но и все мальчишки мечтали стать космонавтами.

— А как вас отправляют в космос ваши родные: супруга, дочки?

— Семья тревожится, и жена, и дочери. Они, в общем, к этому адаптировались. Обычно они прилетают на космодром. В последние мои полеты семья за несколько дней прибывает на космодром. Конечно, близких контактов нет, поскольку у нас режим, но можно встретиться с семьей. И в день старта семья присутствует, и при экипировке, то есть при надевании скафандра, при выходе экипажа на доклад государственной комиссии и при посадке в корабль. Я так понимаю, тревожатся. Может быть, из-за этой тревожности им моя работа несколько уже надоела. Но каких-то особых традиций нет.

— Какие чувства вы испытали, когда увидели Землю из космоса?

— Я бы сказал, что в каждом полете есть такой элемент романтики. Для меня, конечно, это сейчас обычная профессия — работа. Тяжелая, романтичная, иногда нудная. Но это моя любимая работа. Видеть земли, пейзажи Земли — они очень разнообразные и интересные. Это наша общая планета, у которой нет никаких границ. Я бы сказал, это такой наш космический корабль, в котором летит все человечество во Вселенной и о котором мы должны заботиться.

— Космонавт — профессия опасная. Были ли внештатные ситуации на борту?

— Нет, у меня не было. Какие-то мелочи были, но экстраординарных — нет. За все мои пять полетов внештатных ситуаций не было. Как-то справлялись мы довольно просто, легко.

— Насколько близко человечество подобралось к межпланетным путешествиям?

— Вы знаете, что сейчас принята новая федеральная космическая программа на 2016 — 2025 годы. Конечно, из-за финансовых проблем немножко сдвинулись вправо лунные проекты и марсианские. Россия сейчас рассматривает перспективные новые программы, стремится к Луне и к Марсу, как и наши партнеры. Сейчас создаются новые космические корабли как раз для межпланетных дальних полетов. Поэтому где-нибудь 2030 год, может быть, 2035-й, скорее всего, и наши партнеры, и, надеюсь, Россия будут одними из лидеров в этом проекте. Наряду с нашими партнерами, безусловно, значит, мы полетим и к Луне, и к Марсу.

— Скажите, а что нужно, чтобы стать космонавтом?

— Нужен, во-первых, определенный багаж знаний, нужно быть хорошим инженером. Нужно быть отчасти не хорошим ученым — сейчас в космонавтику приходят не только люди-военные, пилоты, инженеры, но и ученые — все должны разбираться в некоторых аспектах науки. Поскольку каждый из нас на борту, проводя эксперимент, является если не напрямую учеными, то глазами, руками ученых уж точно. Естественно, здоровый образ жизни, должен быть очень спортивным, поскольку наша профессия зависит от состояния здоровья. Этот человек должен быть очень коммуникабельным, так как экипажи сейчас международные. Люди летают с разными традициями, привычками. Нужно все это учитывать, чтобы был хороший психологический комфорт на борту станции. То есть много-много всего.

— Ваша старшая дочь — экономист, средняя — юрист, младшая — школьница. Вы не сильно расстроены, что они не стали терешковыми?

— Нет, я не сильно расстроен. Достаточно одного космонавта в нашей семье. Поскольку работа интересная, но очень трудная, довольно серьезная, опасная. Но я считаю, что работа женская. Поскольку женщин очень много в космосе, и они обязательно должны быть представлены там. Должны быть полноценные экипажи. Особенно при длительных перелетах. Я не страдаю и не расстроен, что у меня дочери не стали космонавтами.

— А на родину вас тянет? Где вы любите отдыхать на Кубани?

— Конечно, тянет. Я всегда приезжаю с большим удовольствием. К сожалению, бываю не так часто, как бы мне хотелось, но пару раз в году — да. Обязательно в летний период либо в теплую осень. Где я люблю отдыхать? Обычно у тихой речки, где-нибудь на окраине Краснодара. В спокойной обстановке с близкими родственниками. Это самый хороший отдых. Без суеты. Я люблю Кубань.

Вернуться на ленту