Кореновский район: Три дня — и бессмертие

Кореновский район: Три дня — и бессмертие
Фото с сайта pbs.twimg.com

Наше поколение — одно из последних, которое видит и слышит живых ветеранов. Видит, как, переливаясь в лучах победного майского солнца, сверкают золотом на их груди ордена и медали. Каждая из таких наград — это их личный подвиг, бескорыстная жертва собственной жизнью во имя своего народа и своей Родины. Но мы-то знаем, что настоящее золото — за орденами, в большом человеческом сердце.

Умри, побеждая,

И кто тебя мертвым

Посмеет назвать,

Если был ты борцом?!

Муса Джалиль

Мы – поколение, которое видит, как память сверкает слезами на глазах ветеранов, мы еще можем услышать голоса тех, кто в далеком 41-м самоотверженно шел в бой с криком: «За Родину!». За Родину, на которую обрушилась железная мощь фашистской армады, но наш народ, имеющий железо в характере, сумел противостоять врагу ценой беззаветного мужества – и победил! Стук каждого сердца, которое перестало биться на фронтах Великой Отечественной, отзывается пульсом в наших жилах, тепло всех сердец объединило пламя вечного огня, которое никогда не погаснет, как и наша память.

Вы думаете, павшие молчат?

Конечно, да, - вы скажете. Неверно!

Они кричат, пока еще стучат

Сердца живых, и осязают нервы.

Они кричат не где-нибудь, а в нас.

За нас кричат. Особенно ночами,

Когда стоит бессонница у глаз,

И прошлое толпится за плечами.

Егор Исаев, «Суд памяти»

Держу в руках журнал боевых воспоминаний 807-го штурмового авиационного полка. С нежностью, трепетом, гордостью перелистываю пожелтевшие страницы. Читаю жадно, взахлеб, стараясь не испачкать слезами чернильные записи военных лет.

«Еще степь была покрыта покровом ночи, а наш полк уже получил последние указания командира полка полковника Васильева. Его ровный командирский голос заполнял сердца летчиков новыми факторами воздушной тактики противника, как лучше подойти к цели и нанести больший урон противнику. Его простые, но внушительные слова не могут остаться невыполненными.

...Точно проработали маршрут. Особенно командир остановился на молодых летчиках, которые сегодня должны получить первое боевое крещение. С восходом солнца поднялась наша девятка краснозвездных штурмовиков. Пропеллеры врезались в плотный утренний воздух, прокладывая путь к стану врага. Вот уже сплоченный строй боевой единицы проходит нашу «Приготовиться к атаке», все девять рук протягиваются к предохранителю бомб и снимают с П.З. Каждое звено выбирает себе цель. Вот левое звено отвернулось на 10-15 градусов: оно заметило большое скопление танков. Мелкое покачивание ведущего и бронированные Илы обрушивают свой смертоносный груз на головы фашистов. Вот полетели первые бомбы ст. лейтенанта Лобанова, они легли точно в цель. Клуб черного дыма вырастает из земли, как фонтан — это взрыв танка. Звено Тужилина атакует ферму № 4 и фашисты обожженные свинцом, шарахаются в стороны, лошади сбрасывают своих седоков. Одновременно звено за звеном выходят из атаки и снова по команде атакуют вторично, расстреливают из пушек и пулеметов. Хорошо мы штурмовали, 9 октября немец помнить будет долго. Самолет Лукичева спокойно и метко разил врага, его смелые атаки, выдержка, приобретают все большую симпатию у летчиков. Последняя атака. Патроны оставить для воздушного пирата. Глубокое покачивание ведущего возвестило нас о сборе и облегченная девятка сомкнутым строем пошла на свой аэродром. Потерь нет. Задача выполнена отлично. Командование 51-й наземной армии прислало благодарность. Ст. сержант Головков, 1942 год».

А потом авторы шли в бой. Фамилии пишущих бойцов менялись, потому что они погибали. За годы войны полк трижды (!) полностью сменил свой состав. Хотелось бы без статистики, но на фронте средняя продолжительность жизни летчика составляла в среднем 10 боевых вылетов, а это — всего 3 дня.

«В районе Плодовитой противник сосредоточил большое количество танков, машин и наземных войск. Подступы к ним сильно преграждались огнем зенитной артиллерии. Идти напролом — значило рисковать машиной и не выполнить боевое задание. Поэтому часть наших самолетов была выделена для подавления огня зенитной артиллерии. При подходе к цели, как и предполагалось, противник подверг нас сильному артиллерийскому обстрелу, особенно ведущий самолет. Я шел ведомым и, имея большую возможность наблюдать, откуда нас обстреливают, заметил батарею противника, преграждающую путь к цели. Долго не раздумывая, нацелил свой самолет на батарею и очередью из пушек заставил замолчать ее. Путь к цели был свободен. Бомбовый груз наших самолетов был сброшен в гущу замаскированных танков и автомашин, задание выполнено хорошо. Все самолеты вернулись на свою базу. Ст. сержант Надеждин».

Петр Надеждин. Фото газеты «Кореновские вести».

Тот самый Петр Надеждин, который, совершив 107 боевых вылетов, уже будучи лейтенантом, в апреле 1944 года будет подбит в районе Севастополя, и направит ст.сержант Надеждин горящую машину на скопление техники противника. Ему посмертно будет присвоено звание Героя Советского Союза. Он погибнет в возрасте 23 лет, освобождая Крым от фашистов, повторяя подвиг Гастелло.

Да, этим ребятам, отдавшим свои жизни, спасая мир от коричневой чумы, и в страшном сне не приснилось бы, что на земле, политой их кровью, вновь поднимет голову фашистская нечисть.

«Черные тучи, покрывшие небо, не смущали нас. Мы научились водить свои самолеты в плохих метеорологических условиях и спустившись ниже прошли знакомую нам по дневным полетам линию фронта и скоро заметили железную дорогу которая ночью кажется тоненькой и темной полосой. По этой железной дороге немцы подвозили большое количество пехоты и техники к г. Сталинграду. Не долго нам пришлось искать цель. Вот внизу на железной дороге показалось железное пятно - это станция «В» на которой гитлеровцы производили разгрузку своих резервов, прикрываясь глухой ночью. Услышав шум приближающихся наших самолетов, враг начал отыскивать нас прожекторами чтобы зенитным огнем помешать нам обрушить свой огонь на головы фашистов. Но уловка врага была разгадана. Капитан Лобанов обрушился на прожектор и огнем своего самолета подавил его, после чего спустившись ниже развернул свой самолет вдоль вражеского эшалона и вниз полетели бомбы. Вспыхнул огромный пожар, на земле стало светло и это помогло нам остальным охотникам лейтенанту Чочиеву, ст. лейтенанту Воротнику и мне полностью уничтожить вражеский эшелон. Охотники отлично выполнили свою задачу. Капитан Рябчевский».

Когда в один из таких боевых вылетов комиссар полка Лобода Н.Ф. направил свой горящий самолет на группу вражеских танков и пал смертью храбрых, личный состав полка поклялся отомстить врагу за смерть товарища и всех своих однополчан.

«Погиб комиссар. Нет больше нашего комиссара... Он был близкий и родной для нас. Он умел воспитывать и согревать отцовской заботой каждого из нас. Он учил нас ненавидеть врага и бить его... Хмуры лица летчиков и техников. Наклонив головы они видят перед собой образ комиссара, который сегодня был среди них... Тяжела утрата... Мы отомстим фашистам».

И авиаторы свое слово сдержали. Они совершили 551 боевой вылет, уничтожили 22 самолета, 210 танков, 495 машин, 75 орудий, истребили до двух полков живой силы противника.

Журнал боевых воспоминаний 807-го штурмового авиационного полка, которому за освобождение Севастополя в 1944 г. было присвоено почетное звание «Севастопольский», бережно хранится в музее 393-й Севастопольской ордена Кутузова авиационной базы армейской авиации. Именно такое название сейчас носит легендарный 807-й штурмовой полк.

За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, 18-ти летчикам было присвоено звание Героя Советского Союза, 34 награждены орденом Ленина, 72 — орденом Красного Знамени, 55 — орденом Отечественной войны, 114 — орденом Красной Звезды, 4 — орденом Александра Невского. За образцовое выполнение правительственных задач 10 военнослужащих были удостоены звания Героя России, более 500 офицеров полка награждены орденами и медалями. Подполковник А.В. Воловиков — единственный в ВС РФ военный вертолетчик, кавалер 4-х орденов Мужества.

На нашу авиабазу приезжают дети и внуки тех самых фронтовиков, которые после боев оставляли записи в журнале. Они общаются с военнослужащими, бережно перечитывают воспоминания о близких им людях, кончиками пальцев гладят слова на пожелтевших страницах журнала и так же, как и я, стараются не уронить слезу на самую дорогую и вечную память.

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей...

Расул Гамзатов

Смотрю в небо, где сражались и гибли летчики Севастопольского полка, и в журавлиной стае, мне кажется, я вижу этих ребят. Мужчин, которые в детстве мне казались взрослыми, как мой отец. Мальчишек, которые с возрастом для меня молодели и превращались в старших моих братьев. А сейчас, когда становлюсь вдвое старше их, я вижу в них своих сыновей. И они машут мне белыми журавлиными крыльями. И я шепчу им: «Я вас не забуду...».

Опубликовано в газете «Кореновские вести». Автор материала: Евгения Гроссу. Орфография и пунктуация публикуемых отрывков из журнала боевых воспоминаний сохранена.

Вернуться на ленту