Коньячный завод Новокубанского района возобновил работу после полугода простоя

Съемка канала «Кубань 24»

Коньячный завод в Новокубанском районе был вынужден на полгода приостановить производство. Опасность, что с полок магазинов пропадет продукция, которая стала брендом, миновала.

Проблемы предприятия были решены при поддержке администрации Краснодарского края. У завода вновь есть лицензия.

— Он смелый, уверенный, амбициозная личность, которая претендует на дальнейшее развитие, — так сомелье описывает коньяк.

Сейчас коллекционеры устраивают охоту за бутылкой коньяка. А началось все в 1943 году с закладки виноградной плантации на базе обычного пищекомбината. Он находился на границе кубанской равнины и гористой местности Ставрополя. Сухой воздух, наполненный ароматами трав, делал урожаи особенными.

«Чем глубже лоза прорастает в землю, тем больше она в себя вбирает. С каждым последующим урожаем она дает более интересные продукты», — объясняет сомелье ресторана «Ателье вкуса» Елена Каркавина.

Слава о винной продукции этих мест распространилась далеко за пределы края. В 1965 году началась история коньячного завода.

«Мы находимся у самой старой бочки. Этих бочек было много. В них был заложен самый первый коньячный дистиллят, который был получен именно на этом предприятии 1965 года», — рассказывает технолог Виктор Дробязко.

Виктор Дробязко работает здесь 37 лет. Как технолог он знает все тонкости и секреты производства. Например, собирать виноград в дождливый день нельзя — у ягоды будет не тот вкус. В цеху перегонки виноматериала тоже свои особенности.

«Десять больших аппаратов, сверху — изоляция. Проще говоря, самогонный аппарат, но усовершенствованный. Он медный, все трубы медные. Все должно быть медное, потому что в виноматериале много кислот, они реагируют с металлом, и происходит окисление. Металл появляется в коньяке, этого не должно быть. А медь не реагирует», — объясняет технолог.

Коньячный дистиллят или спирт собирают из этих аппаратов в несколько этапов. Первак — что в самогоноварении считается хорошо, в производстве коньяка не годится. Поэтому для новокубанского спиртного собирают только середину перегона, а остатки легко определить по аромату.

— Появляется неприятный тон, тон хвостового вагона. Это последний хвост, он отбирается отдельно.

Если нарушить эту нить сборки, даже выдержка в 50 лет не поможет — напиток не приобретет свой характерный вкус. А он зависит от дерева. Для этого подходит не любой дуб: возраст — не менее 100 лет, а расти он должен не ниже 100 м над уровнем моря, желательно на южных склонах, и спилен исключительно зимой.

Еще один важный элемент в производстве коньяка — это бочка. Все они дубовые, их производят во Франции, Болгарии, Испании, а также в Майкопе в Адыгее. После того как коньяк с нее сольют, бочку нельзя оставлять без внимания даже на две-три недели — она ссыхается и начинает течь. Стоимость одной бочки — 1 тыс. евро.

Пока 4 тыс. бочек ждут своего часа, технологи шутят, что результат своего труда могут даже не увидеть, ведь напиток настаивается несколько десятков лет.

Виктор Дробязко уже создал марочный коньяк с 35-летней выдержкой.

«Смолянисто-ванильный тон, переходящее шоколадное послевкусие. Вкус мягкий, гармоничный, есть цветочный оттенок», — делится он.

Чтобы правильно услышать аромат самого дорогого в мире напитка, придумали специальные бокалы — снифферы. Они похожи на тюльпан. Коньячный букет раскрывается в расширенном донышке и концентрируется, проходя через вытянутую верхнюю часть, сообщается в эфире телеканала «Кубань 24».

Вернуться на ленту