Коллеги скульптора Аполлонова поделились воспоминаниями о нем

Александр Аполлонов. Фото с сайта kguki.com

Творения знаменитого кубанского скульптора Александра Аполлонова еще долго будут собирать тысячи восхищенных взглядов. Он не дожил до своего 70-летия два месяца.

Гибель художника многие называют большой потерей для культуры Кубани и всей России. Каким запомнят маэстро, узнала корреспондент «Кубань 24» Наталья Клещева.

Дефиле в кирзе снова остановит взгляды многочисленных прохожих. Главную улицу Краснодара украшает символ казачьего края — усатый боец в папахе и на коне. Рядом с ним почетный караул совершает колоритный и важный церемониал. Здесь чеканят шаг лучшие из лучших. Казак Иван Боярский уже три года на посту возле главного символа края. Рассмотрел каждый сантиметр бронзового предка.   

«Абсолютно все сделано так, как надо. Никаких мелких недочетов здесь нет», — рассказал казак почетного караула Иван Боярский.

Монументальный всадник — работа скульптора Александра Аполлонова. А еще — десятки памятников, бюстов и барельефов по всей России: в Новосибирске, Ржеве, Крыму, Санкт-Петербурге и Москве. Величественные и утонченные, суровые и умиляющие скульптуры художник придумывал и воплощал в небольшой мастерской.

В тишине, одиночестве, а главное, с упорством. Снова и снова отсекая все лишнее от бесформенного куска глины и вдыхая в нее жизнь. 

«Когда  получается — с большим азартом. Когда не получается — с тройным азартом продолжать работу. Постоянно что-то не так. Когда, в конце концов, получается, это праздник», — говорил скульптор Александр Аполлонов.

— Мы купили ровно девять роз. Это наш полный состав мастерской. Нас восемь человек и Александр Алексеевич.

На экзамен к Аполлонову его ученики всегда шли как на праздник, сменив испачканные глиной халаты на нарядные платья. Так просил сам художник, приучал к прекрасному. Сегодня белые розы — в память о любимом педагоге. Это первое занятие без него. В учебной мастерской все как будто замерло.

«Вдруг придет. Сегодня контрольный просмотр. Все равно он все это видит. Все, что он хотел, мы сделали», — сказала студентка КГИК Виктория Гончарова.

Сжимающая сердце непривычная тишина здесь впервые. Великий и скромный  мастер любил пошутить со студентами. Ребята проучились год у Александра Аполлонова, на специально созданном по его просьбе факультете. На стеллажах в небольшом институтском цехе все самое необходимое. Много эскизов. Первые скульптуры подающих надежды учеников и кипы книг. Для вдохновения и новых образов. Говорят, он не любил беспорядок на рабочем месте. Даже очки всегда оставлял на одной полке.

«Вот очки для работы его. Всегда сюда их обратно клал», — вспоминает студент КГИК Борис Ткаченко.

Рассказать о своем преподавателе у ребят едва получается без слез. В памяти всплывают его фразы и движения, иногда едва уловимые. Мастер успел поделиться опытом и мудростью.

«Он часто отходил, щурился. Потому что очень важно отходить от работы, видеть всю картину, в общем», — считает Борис Ткаченко.

В последнее время скульптор жил работой, забывая о выходных, мчался к студентам. Будто многое хотел успеть, дать, научить и показать. Почти не злился,  когда глина не поддавалась еще неопытным детским рукам. Ученики признаются, что стали практически семьей, с посиделками и чаепитием.

Девушки с удовольствием пекли для маэстро пироги, а он угощал их конфетами. И сегодня, вопреки трагичным новостям,  на стол ставят и его кружку. 

Говорить «был» об Аполлонове до сих пор не могут его коллеги по институту. Еще столько он хотел и мог сделать.

«Он великий мастер. Слава богу, что он есть, будет и мы всегда о нем будем помнить», — сказала заведующая кафедрой дизайна КГИК Светлана Демкина.

Студенты еще долго не могли уйти из цеха. Шок и растерянность. Занятий нет. Несколько мешков гипса, которые планировали пустить в работу, будут лежать нетронутыми. Халат Александра Алексеевича так и остался висеть в его мастерской. Решили не нарушать здешнее убранство. Дверь мастерской открывают настежь, будто ожидая главного гостя, сообщается в эфире телеканала «Кубань 24».

Вернуться на ленту