Как бороться с лженаукой?

Научный журналист и редактор портала «Антропогенез.ру» Александр Соколов рассказал интернет-порталу «Кубань 24» о том, как юмор помогает в борьбе с лженаукой, зачем реконструировать древние технологии и для чего ученые исследовали калорийность человеческого мяса.

— Ваша лекция на Geek Picnic в Краснодаре была посвящена технологиям древних людей и связанными с ними заблуждениями. Какие мифы вы развенчали?

— Речь идет о мифах, связанных с тем, что древние люди могли делать руками. У современного человека есть любые инструменты, поэтому ему так сложно представить, что можно сделать, допустим, из камня, когда нет ничего, кроме камня. Мы организуем эксперименты, делаем реконструкции. Например, сейчас девушка из нашей команды делает каменную вазу, используя только кремень и медь. До этого она вырезала в граните угол саркофага. А в интернете можно встретить утверждения, что это невозможно.

— Для чего вы решили делать реконструкции?

— Наша задача — разоблачение заблуждений, связанных с древней историей. Многие из них связаны с технологиями. Люди не понимают, как можно было примитивными средствами решать достаточно сложные задачи. Наиболее убедительный способ объяснить — показать. Если просто рассказывать, тебе не верят, а если провести эксперимент и записать на видео, с этим уже сложнее будет спорить, хотя все равно пытаются.

— То есть люди видят древние технологии в действии, но все равно не верят в их существование?

— Да. У наших видео много просмотров, и в комментарии приходят несогласные. Они говорят, что наши материалы не такие же, как у древних людей. Если человек захочет придраться, он найдет, к чему.

— А как вы предположили, что древние люди пользовались именно такими технологиями?

— Есть некоторые свидетельства. Например, археологические находки инструментов, древние изображения, тексты. Еще это могут быть следы, оставленные инструментами. Их можно изучать: разглядывать поверхность под микроскопом, анализировать химический состав и делать выводы. Плюс есть общие представления о том, какие возможности были. Например, в эпоху Древнего Царства в Египте использовались только медь и камень. Значит, нужно делать реконструкцию, исходя из этих средств, для применения других материалов нет фактических оснований.

— Заблуждения и научные мифы опасны для общества?

— Есть мнение о том, что исторические мифы не так опасны, как медицинские. Но эти вещи взаимосвязаны. Есть такое высказывание: «У человека в голове пробита иррациональная щель». Она может быть образована, например, верой в инопланетян, и если она пробита, то потом туда можно будет пропихнуть что угодно. Человек попадается на крючок и в дальнейшем ведется на другие заблуждения. 

Среди мифов исторические занимают не последнее место, и очень часто человек верит в то, что пирамиды построили инопланетяне, он же верит, что нас отравляют с помощью ГМО, в телегонию и так далее — собирает весь «джентльменский набор» бредятины.

— Вы — один из организаторов просветительского форума «Ученые против мифов». Зачем научному сообществу уделять внимание мифам и заблуждениям?

— Для популяризации науки и борьбы с заблуждениями нужно обращать внимание на лженаучные гипотезы, потому что если ученые этого не делают, между ними и массами образуется брешь непонимания. Это приводит к негативным последствиям для науки: ее перестают финансировать, люди перестают идти в науку, публика не понимает, что ученые делают, и начинает относиться к ним враждебно. Это чревато крахом для всей системы научного знания.

— Форум построен в неформальном, развлекательном ключе. Для чего?

— Он должен быть интересным — и развлекать, и давать пищу для ума. Если мы хотим общаться с широкой аудиторией, нам нужно наладить с ней контакт. Поэтому мы сознательно делаем шоу, включаем в него провокацию, юмор, эксперименты, диалог с публикой.

— Вы не боитесь, что из-за этого форум не будут воспринимать всерьез?

— Это возражение мы часто слышим. Нет, я не боюсь. Те, кто так говорит, часто сами боятся публики, не умеют взаимодействовать с аудиторией. А мы делаем это более эффективно.

— На форуме вы вручаете премию «Почетный академик ВРАЛ» (за развитие и распространение лженаук, главный приз — фигурка грустного рептилоида — прим. ред.) Для чего она учреждена?

— Мы организовали такую антипремию как способ борьбы с лженаукой при помощи сатиры. Если игнорировать лжеученых, у науки могут возникнуть проблемы, и если говорить с ними всерьез, ученые тоже проиграют, потому что для фриков и мракобесов серьезный диалог с академической наукой — способ легализоваться, показать, что их заметили и с ними говорят на равных. Поэтому мы считаем, что иронический взгляд — это то, чего они заслуживают.

Для нас премия — один из способов привлечь внимание к проблеме и создать определенным персонажам антирекламу, заставить об этом говорить и показать, что научное сообщество может эффективно с ними бороться.

— Как реагируют обладатели премии?

— По-разному. Конечно, они от этого не в восторге. Но больше всего реакции мы получаем не от самих финалистов, а от их поклонников, которые массово приходят в комментарии, выражают свое возмущение, пытаются найти у нас скрытые мотивы, якобы нас кто-то подкупил. Еще в этом году мы впервые столкнулись с кибератаками — кто-то пытается повлиять на результаты голосования. Сейчас мы с этим боремся.

Эмблемы форума «Ученые против мифов» разных лет. Фото vk.com/stopmyth.

 

— Можно ли переубедить человека, который верит в лженаучные концепции, инопланетян и так далее?

— Люди поддаются убеждению. Конечно, не все — с фанатиками сложно спорить. Но бывает, человек просто услышал информацию, и она показалась ему правдоподобной. Таких людей вполне можно переубеждать. У меня даже есть примеры сектантов, которые под действием научно-популярной литературы, видео и нормальных аргументов радикально меняли свою позицию. Но даже если человек хотя бы чуть-чуть задумается, это уже хорошо.

— Лжеученых часто приглашают в СМИ, из-за этого они становятся популярными. Как бороться с лженаукой в медиа?

— Они часто дают комментарии журналистам, потому что представители академической науки не хотят идти в медиа. Должна быть нормальная конкуренция. Если на федеральных каналах в списке экспертов по генетической безопасности на первом месте стоит Ирина Ермакова (бывший сотрудник РАН, противница ГМО, почетный академик ВРАЛ 2016 года — прим. ред.), кто в этом виноват? Почему на первом месте не стоят нормальные генетики? Потому что они не готовы в любой момент давать комментарии, а она — с радостью. Необходимо просвещать журналистов, но ученым тоже нужно быть конкурентоспособными — говорить не менее ярко и убедительно, быть готовыми идти на контакт.

— Недавно вручили Шнобелевскую премию — 2018 (за нелепые научные исследования). Такие ученые просто тратят свое время или действительно делают что-то полезное?

— Там очень разные случаи. В этом году в одном из исследований изучали шимпанзе, и показали, что обезьяны и люди одинаково подражают жестам друг друга. Это интересный проект, и учеными проводилась нормальная экспериментальная работа.

Часто необычные исследования вызывают у широкой публики недоумение, кажется, что ученые занимаются глупостями. Например, в этом году в ходе эксперимента мужчинам на пенис наклеивали марки. Можно почитать об исследовании больше и понять, что за этим стоит серьезная наука, но для постороннего человека оно кажется нелепым. У ученых часто репутация чудаков.

— Еще в этом году отметили исследование калорийности человеческого мяса.

— Это тоже нормальное исследование. Там действительно подсчитали калорийность человеческого мяса, сравнили ее с калорийностью мяса животных и пришли выводу, что человек не очень питательный. Но тогда остается вопрос, зачем люди занимались каннибализмом? Эта тема антропологов волнует давно, она часто анализируется. Вот и с такой стороны тоже подошли. Может быть, это исследование прольет свет на причины древнего каннибализма.

Фото vk.com/antropogenez_ru.

— Как человеку без специального образования понять, что исследование лженаучно? Есть ли определенные маркеры?

— Такие маркеры есть. Как определить книгу лжеученого? У нее крикливое название, которое обещает читателям революцию в науке, автор агрессивно относится к научному сообществу, обвиняет его в заговоре или продажности. Еще один признак — автор в своих текстах слишком эмоционален. Создается впечатление, что с помощью восклицательных знаков и уничижительных эпитетов он пытается давить на эмоции читателя, манипулировать. Также важно обращать внимание на то, как автор использует ссылки. И если вы видите, что он ссылается на кого-то и продвигает странную идею, полезно найти первоисточник и прочитать. Может оказаться, что там этой идеи нет, но лжеученые хорошо умеют манипулировать цитатами.

— Что для популяризатора хуже: допустить фактическую ошибку или неинтересно подать материал?

— Сложность этой работы как раз и заключается в том, чтобы представить материал увлекательно, понятно и при этом научно достоверно. Достичь баланса — высший пилотаж хорошего популяризатора.

— Он больше ученый или журналист?

— Гибрид. Есть ученые, которые занялись популяризацией, а есть журналисты и блогеры, у которых получается рассказывать о науке.

— То есть вы считаете, что популяризатору не обязательно иметь профильное образование?

— Да, образование желательно, но не обязательно. Как минимум, человек должен понимать, что такое наука в принципе. Хорошо, когда журналист не просто рассказывает о какой-то области знаний, но и окунается в нее. Например, мы рассказываем про археологию и участвуем в раскопках и реконструкциях, поэтому можем говорить о ней уже не понаслышке. Какой-то опыт, базовые научные знания должны быть. Когда нет образования, его приходится получать самостоятельно, а это намного сложнее. Но все зависит от желания людей, есть положительные примеры самоучек.

— Как вы относитесь к научным блогерам? Смотрите их?

— Смотрю. Есть разный уровень популяризации, ориентированный на разную степень подготовки. Одно дело — снимать видео для школьников, и совсем другое — для студентов и подготовленной публики. И если люди негативно относятся к определенным блогерам, они просто не входят в их целевую аудиторию.

Но совсем другое дело, когда блогеры делают фактические ошибки. Вот это уже непростительно.

— Каких блогеров и научных журналистов вы рекомендуете смотреть и читать?

— Из видеоблогеров мне нравится Евгения Тимонова (канал «Все как у зверей»), Евгений Попадинец (UtopiaShow), Валентин Конон (TrashSmash). Интересна деятельность реконструктора Павла Сапожникова — в рамках проекта «Один в прошлом» он семь месяцев прожил в условиях раннего Средневековья. Про космос можно почитать у Виталия Егорова в блоге «Зеленый кот», а Станислав Дробышевский — один из лучших популяризаторов в области антропологии.

— В одном из интервью вы рассказали, что антропогенез и теория эволюции плохо преподаются в школах. Как дополнительно просвещать детей?

— Привести ребенка на тематическую выставку в музей, показывать видео, взять с собой на раскопки. То есть детям нужно не рассказывать отвлеченные вещи, а вовлекать их через деятельность — чтобы они могли потрогать, посмотреть, поучаствовать.

— На «Антропогенез.ру» будут проекты, ориентированные на детей?

— Мы планируем. Недавно к нам обратилась писательница, которая готова адаптировать информацию для детей. Еще у нас готовится детский мультик про эволюцию. На портале уже есть компьютерный мультфильм «Эволюция: от обезьяны к человеку», созданный Сергеем Кривоплясовым, у него больше 2,5 млн просмотров. Но он рассчитан на аудиторию постарше.

— Что обычный человек может сделать для популяризации науки?

— Каждый может делать репосты публикаций, уважительно участвовать в дискуссиях, отстаивая научную картину мира, может делиться впечатлениями от мероприятий или помогать средствами, участвуя в краудфандинговых кампаниях. Помощь может быть разной, не обязательно деньгами. Например, однажды нам прислали по почте экшен-камеру. Также можно на волонтерских основах заняться дизайном, монтажом или переводом материалов популяризаторов.

Восьмой форум «Ученые против мифов» стартует 6 октября, на странице проекта можно записаться на бесплатную онлайн-трансляцию.

Главные новости читайте в нашем канале в Telegram

Вернуться на ленту