Жители Кубани рассказали о конце фашистской оккупации Краснодара

Съемка канала «Кубань 24»

В Краснодаре 12 февраля отмечали 73-ю годовщину освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Корреспондент «Кубань 24» Евгения Сакмаркина встретилась с теми, кто видел все своими глазами.

«Здесь было чистое поле, а здесь были карьеры, где добывали глину. В глиняных карьерах этого завода были все огневые точки немецкого заградотряда», — вспоминает участник Великой Отечественной войны Николай Литвин.

В полдень 11 февраля 1943 года бойцы 40-й мотострелковой бригады приблизились к Краснодару. Среди них был и минометчик Николай Литвин. В поселке Пашковском около кирпичного завода завязался бой с двумя сотнями вражеских солдат, практически на том же месте, где летом 1942 года погибли защитники города. Спустя полгода роли переменились: противника окружили и открыли огонь.

«Когда немцы увидели, что от них ошметки летят, они начали бежать, и бежали не по улице, а по задворкам, по садам», — говорит Литвин.

В тот день это была не первая и не последняя стычка с врагами. Николай Тимофеевич старается передать память о тех событиях потомкам. Несколько лет он сотрудничает с музеем краснодарской школы № 84, здесь есть даже карты, которые он нарисовал. На планах отчетливо видно, как двигались советские отряды. За сухими знаками условных обозначений — множество живых воспоминаний. В их полку сражались не только люди, но и животные — ослы. Каждый вез на себе десятки килограммов — минометный ствол и снаряды.

«И ослы, и мы голодные, устали уже. Подходим к Пашковской площади, а там уже собрались человек 50 — женщины, ребята, и один мужчина с баяном стоит и играет марш «Прощание славянки». А ослы идут, уши повесили, головы повесили, спотыкаются об эти кочки. Когда подошли к площади, услышали эту музыку, подняли головы и как гвардейцы прошли мимо тех, кто их встречал», — рассказывает ветеран.

Самыми напряженными были бои на переправах. Главный рубеж — там, где теперь парк «Солнечный остров». Под прикрытием пулеметчиков советские бойцы снова окружили и обратили противника в бегство, а сами продолжили идти по улицам города.

Значительное число солдат и офицеров противника советские воины уничтожили в бою за трамвайное депо. Враг отчаянно сопротивлялся, но вынужден был отступить под натиском одной роты. Победители дождались, пока подтянутся основные силы, и уже вместе отвоевали и железнодорожную станцию, а ночью завладели главными улицами Краснодара.

К середине дня 12 февраля город был полностью освобожден. На башенке крайкома ВКП(б) реял красный флаг.

«Немцы боялись котла как черт ладана, Сталинградского котла. И они прекрасно понимали и в Берлине, и в немецкой ставке, что если наши войска захватят Ростов, то захлопнут возможности их выхода с Кавказа. И они уходили, бежали», — рассказывает заведующий кафедрой новейшей истории КубГУ Владимир Черный.

Немцы оставили после себя руины. Живым факелом горело здание гестапо с тремя сотнями узников внутри. Были разрушены дома, заводы, электростанция.

На следующий день город начали восстанавливать. За время фашистской оккупации погибли 13 тыс. краснодарцев, а выживших еще долго преследовали тени газвагенов — машин-убийц, которые впервые применили именно в столице Кубани. Людей, замученных в душегубках, немцы сбрасывали в противотанковые рвы на окраинах Краснодара. Эти жуткие братские могилы обнаружили после ухода врага. Их раскапывали, чтобы перезахоронить тела. Среди тех, кто работал там, была и мать Ирины Ивановны Алахановой.

«Когда раскопали детей, двух молоденьких девочек с косами, с лентами, она потеряла сознание, упала в обморок», — говорит Ирина Алаханова.

Позже историки назовут освобождение Краснодара важным этапом в борьбе с нацистской Германией. Немцы потеряли единственную возможность взять Кавказ. Впереди у советских войск было еще немало изматывающих боев, но для жителей Кубани в феврале 1943 года засветилась алая заря Победы.

Материал о том, как началась немецкая оккупация Краснодара, смотрите здесь.

Вернуться на ленту