Житель Курганинска построил двухэтажный дом из стеклянных бутылок

Съемка канала «Кубань 24»

Корреспондент «Кубань 24» Наталья Клещева выяснила, есть ли в Краснодаре пункты приема тары и как еще можно дать вторую жизнь стеклянным бутылкам.

Жизнь ее — жестянка, шутит приемщик стеклотары Евгения Гончар. Человеку с такой фамилией суждено было работать с посудой. Евгения — приемщик тары. «Варшавка», «ставрополька» или «чебурашка» — тип бутылки Евгения определит с закрытыми глазами. Все, что со сколами и трещинами, идет в брак. Остальное — согласно прайсу. В день в среднем отдает около 3 тыс. рублей. Большинство клиентов — пенсионеры.

«На хлебушек, у кого-то внуки, у кого-то правнуки — вот бабушки потихоньку собирают. Все приличные люди, ничего такого зазорного нет», — считает Евгения Гончар.

Бабушка Валя — один из постоянных поставщиков тары. Говорит: не знает, на что жила бы, если бы не вторичная переработка. Не миллионы, конечно, но на хлеб с молоком зарабатывает.

«У меня пенсия маленькая, я сдаю бутылки. Не каждый день, через день — побольше набираю и тогда приношу», — рассказывает жительница Краснодара Валентина Козырина.

Но и этого подспорья бабушка Валя, как и другие клиенты таких киосков, может лишиться. Пункт приема вторсырья на Тургенева — один из немногих, которые еще держатся на плаву со времен СССР. Такие объекты на грани исчезновения: и выглядят не модно, и бизнес становится невыгодным. Не все заводы готовы обратно принимать стеклотару. Да и за бутылки сборщикам по-прежнему платят крохи.

«Идет процесс выживания. И эта работа раньше какой-то доход приносила. Спросом не пользуется. Везде цены поднимаются, а бутылки, наоборот, чем дальше, тем дешевле. Мы как на общественных началах, просто как санитары города», — говорит директор пункта приема стеклотары Владимир Аванесян.

Бутылки, собранные бабушками, — только капля в стеклянном море отходов. Медицинские склянки, бокалы и оконные стекла — сор, собранный по всей Кубани, привозят именно сюда. Компания сама собирает сырье по кафе, ресторанам, больницам и оконным фирмам. За каждый килограмм отходов сборщики еще и платят. Но даже на таких условиях приходится убеждать и упрашивать отдать непригодное стекло. Да и сортировать мусор хотят не все. Бросают в один контейнер и картофельные очистки, и лампочки с бутылками.

«На этот пункт приема стеклянные отходы попадают в таком виде. Чего здесь только нет: дерево, целлофан, камни и железо. Конечно, все это не годится на переработку. Дальше за дело берутся сортировщики. В целях безопасности в двойных перчатках специально обученные сотрудники отбирают из этого хлама правильные чистые осколки, чтобы потом из этого сделать новое стекло», — передает корреспондент «Кубань 24» Наталья Клещева.

Все собранное отправляется в Ростовскую область, Карачаево-Черкесию и Ставрополье. Там осколки снова идут в дело на стекольных заводах. Но больше половины дохода сортировщики теряют. К ним попадает ничтожно мало сырья для переработки — многим выгоднее его просто отвезти на свалку.

«Замкнутый круг получается из-за того, что у меня себестоимость вырастает. Из-за того, что свои машины, топливо, зарплаты людям, налоги. Я дороже платить не могу. А человек, который пригнал свою фуру, загрузил 20-30 т этого стекла, отвез непосредственно на завод, там сдал и там получил», — объясняет предприниматель Олег Чернобрывый.

Сколько мог бы заработать на бутылках, Сейран Меликян из Курганинска даже не берется подсчитать. Он и экологию спас, и шедевр создал. Построил двухэтажный особняк из бутылок. Теперь его дом — достопримечательность. Каждый, кто бывает в городе, спешит увидеть хрустальный дворец. Ушло на него 100 тыс. бутылок.

«Для меня это не бутылка. Для меня это стройматериал. Зачем ломать, зачем разбивать, зачем на свалку? Кто захочет, пусть сдает. Сейчас, слава богу, принимают. Пусть сдают на переработку», — считает Меликян.

Сейран создавал хрустальный дом своими руками девять лет. Всему учился сам. Сначала покупал пустую тару, потом знакомые и родственники стали снабжать мастера хрупким стройматериалом. Сейран Меликян не понимает, как можно выбрасывать или закапывать в землю то, что может принести пользу.

Вернуться на ленту