Иван Лотышев: «Моя цель – дожить до ста лет!»

Совсем немного не дожил до своего юбилея мэтр кубанской журналистики. Иван Лотышев 17 февраля скончался на 97-м году жизни.

Лотышев был старейшим из кубанских журналистов, настоящей легендой у пишущей братии. Коллеги его уважали и искренне любили. Он пешком обошел каждый уголок нашего края, изучая его, благодаря чему из-под его пера вышли книги «Лазурный берег Кавказа» и «По берегам двух морей», учебные пособия «Путешествие по родному краю», «География Краснодарского края», «Кубанские легенды и сказания», «Летописцы Кубани» и другие. В 2016 году, накануне его 95-летия, Иван Павлович рассказал о своей любимой книге, войне и секретах долголетия.

О пророчестве

— Я сейчас переиздаю «Кубанские сказы» в моей литературной обработке. В этой книге коллектив авторов написал мою творческую биографию под названием «Жизнь для книги». И действительно, вся жизнь моя была посвящена ее Величеству. А первая появилась в далеком 1929-м году. Когда я пошел в первый класс, соседка-учительница подарила мне букварь – (большую редкость!) со словами: «Научись читать, полюбишь книгу, и она тебя сделает известным человеком». Напутствие оказалось пророческим (смеется).

О маме

— Мама умерла рано, мне семь годков было. Она была застенчивой, тихой и много болела. Мы с бабушкой ходили в церковь и ставили за ее здравие свечки. Однажды бабушка обмыла в церкви икону святой водой и дала ее выпить маме. Сказала: «Она попьет святой водички и выздоровеет», но мама вскоре умерла. Когда ее собирались хоронить, я, глупый, говорю: «Можно я в школу пойду?». Еле меня остановили (замолкает).

О первом литературном опыте

— В школе я чем только не увлекался — и спортом, и поэзией, и рисованием, ходил в театральный кружок, заметки о школьной жизни строчил в кропоткинскую газету «За коммуну». Однажды отослал свое стихотворение в «Пионерскую правду» и посвятил его любимому поэту Василию Лебедеву-Кумачу. А он взял да и прислал мне ответ, представляете? После этого в школе я стал знаменитостью (улыбается). Мечтал стать кинодраматургом. Даже написал сценарий по книге «Как закалялась сталь» и отправил его во ВГИК. Вызов в институт и повестка в военкомат пришли одновременно. Но в армию меня не взяли, зрение, говорят, плохое, а пока я проходил медосмотры, в институт экзамены закончились. Шел 40-й год… Я начал работать пионервожатым. Вспоминаю, как каждое утро бегали с ребятами вдоль реки Кубань и даже пили из нее воду, — такая она чистая была. Привычку бегать по утрам и вечерам по 3 км сохранил на всю жизнь.

О Маяковском

— На выпускном в школе попался мне билет «Творчество Маяковского». А это ж один из моих любимых поэтов! И я как начал «шпарить», без подготовки. Пятерку отхватил с плюсом. За старания учительница по литературе подарила мне миниатюрную книгу со стихами Маяковского. С ней, книжкою этой в кармане гимнастерки, я и освобождал Новороссийск! Читал Маяковского в перерывах между боями… Блокнот, ручку украли, а фолиантик этот «живет» у меня до сих пор.

О войне

— Я помню всю войну с первого до последнего дня. В воскресенье, 22 июня 41-го года, мы с ребятами сдавали нормы ГТО. Внезапно прибегает наш директор, весь взъерошенный, и объявляет: «Началась война!». Мы не испугались и даже шутили: «Да мы этих немцев шапками закидаем». На третий день над станицей Казанской пролетел гитлеровский самолет. Тут уж не до шуток! Мы стали готовиться к нападению. А в ноябре нам с отцом пришла повестка. Папу отправили в пехоту, а меня – учиться на связиста. По утрам мы, курсанты, в одном исподнем бегали на Терек. Закалились так, что никакой зимний Новороссийск, куда нас потом направили, нам был не страшен. В июне 1942 года наша 103-я курсантская бригада приняла первый бой. В первые дни много наших молодых мальчишек полегло. Я служил при штабе и держал связь с тремя батальонами. Нас часто бомбили, связь то и дело обрывалась. Приходилось сидеть без сна у аппарата по нескольку суток.

Как я стал фронтовым корреспондентом

— Каждый день гибли мои товарищи. А мне так хотелось рассказать об их подвигах, увековечить их память на страницах газет. И в сумке вместо противогаза у меня лежали блокнот, русско-немецкий словарь и чернильница-непроливайка. Когда мог, в часы затишья я писал в газеты «Красный черноморец», «На страже» о наших бойцах. Первая заметка была о том, как зенитчики сбивали немецкие самолеты на Тонком мысу. Так, с пером в руке, прошел всю войну.

Мои университеты

— В 44-м пришло сообщение, что десятиклассники-фронтовики могут поступить в московский институт. Я так хотел учиться, что даже не поинтересовался, что это за вуз, сразу подал документы. Оказалось, военный институт иностранных языков. Война закончилась, и я отправился в Москву. Ох, что за жизнь там была: хорошая еда, столичные театры, встречи с видными деятелями культуры – Иваном Козловским, Людмилой Целиковской, Сергеем Михалковым… Отучился два года, чувствую – не мое. Мечтал о ВГИКе. В 47-м поехал поступать, но на вокзале у меня вытащили хлебные карточки и все документы, а без них не приняли. По совету друзей отправился в полиграфический институт. Там посмотрели мои публикации и предложили поступать. Затем попал в краснодарское книжное издательство, проработал там редактором 20 лет. Каждый писатель, что у нас печатался, дарил мне книгу со своим автографом. Так у меня собралась приличная библиотека. Редактировал много книг по краеведению, поэтому часами просиживал в библиотеках, чтобы знать тему. И так увлекся этим предметом, что и сам стал писать. Так, мой учебник по географии Кубани переиздается вот уже 40 лет. Это моя жизнь, 20 лет я туда вложил.

О коллекции миниатюрных книг

— Она началась в… Будапеште. В одном из магазинов я увидел сразу несколько миниатюрок. И купил одну – «Что надо знать любителям миниатюрных книг». И так увлекся этими «малышами», что создал в Краснодаре секцию любителей миниатюрных книг. Сейчас в моей коллекции больше 2 тысяч уникальных изданий. Самая маленькая – всего 6 на 9 миллиметров, ее можно рассмотреть только под микроскопом. Есть поэзия Маяковского, Есенина, Пушкина, Лермонтова. Самое дорогое – прижизненное издание «Евгения Онегина». Немало малюток о спорте, природе, туризме. Все «крохи» сделаны вручную. Я даже создал путеводитель по своей коллекции фолиантов-малюток и издал брошюру об истории миниатюрных книг.

О смысле жизни

— Смысл в том, чтобы, прожив ее, оставить что-то после себя. Это великое счастье – жить и трудиться, быть полезным для своей страны. Когда писал книгу «Стань долгожителем», я проследил – ни один долгожитель не был лодырем. Продлевает жизнь, вдохновляет любимая работа. Надеюсь вместе с вами отметить и сотый день рождения! 

Истоник — газета «Кубанские новости».

Фото газеты «Кубанские новости».

Вернуться на ленту