История краевой клинической больницы имени Очаповского

Фото пресс-службы Краевой клинической больницы №1

За 200 лет существования краевая клиническая больница имени Очаповского меняла много статусов: была войсковым госпиталем, а сейчас это научно-исследовательский институт, где проводят сложнейшие операции.

— Я теперь, получается, живу жизнь за двоих. И надо ее прожить так, чтобы меня запомнили.

Иван Прокопенко в свои 18 лет уже человек-легенда. Героем новостей он стал четыре года назад. Первый ребенок в России, которому врачи Краевой клинической больницы пересадили донорское сердце. Свое из-за патологии уже не помещалось в грудной клетке. Спасти жизнь могла только трансплантация.

«Вы представьте, я несколько минут был без сердца, жил за счет аппаратов. Конечно, это чудо, это золотые руки моего хирурга», — говорит он.

То, что Иван называет чудом, для врачей краевой клинической стало обычной работой. Хотя труд этих докторов коллеги из других регионов называют уникальным и иногда — за гранью возможностей. Здесь пациентам пришивали пальцы и руки, восстанавливали лица и не только. Историй десятки. И почти каждый день тут — новые сенсации. Вот, например, отделение трансплантологии, февраль 2016 года. На столе женщина, восемь лет она жила на диализе. Наследственность. Пациентка решилась на трансплантацию. Причем впервые пересадку провел робот.

«Роботическая хирургия — это не обычная хирургия, которой нас учат на протяжении всей жизни. Это новая хирургия, новый подход, новый взгляд. Надо по-новому ориентироваться, этому надо учиться», — рассказывает руководитель уронефрологического центра НИИ Краевой клинической больницы № 1 имени Очаповского Владимир Медведев.

Прогресс прогрессом, а от советов корифеев медицины молодые коллеги не отказываются. В больнице Очаповского много долгожителей с солидным стажем. Профессору Бенсману, например, 88 лет. Этот год и для него юбилейный — 60 лет в клинике. До сих пор в строю. Сегодня у Владимира Бенсмана консилиум. Врачи решают, как пациенту сохранить ногу. Без опытного взгляда профессора не обойтись. У Владимира Михайловича больше 3 тыс. «детей» — так он называет своих пациентов. А слово «операция» заменил на «сотрудничество».

«Иногда больной говорит: "А вы мне гарантируете?". Я говорю: "Нет, гарантирует часовой мастер и то на шесть месяцев, а я постараюсь сделать так, чтобы вы были здоровым человеком"», — рассказывает Бенсман.

В небольшом кабинете все самое ценное. Выцветшее фото 1933 года на видном месте. На нем учителя Владимира Михайловича. Бережно хранит и другие черно-белые снимки, на которых история кубанской медицины. Видно, как шаг за шагом развивалась краевая больница. Каким скромным было оснащение операционных и перевязочных. Только на фото сохранился и первый аппарат искусственной вентиляции легких, которым пользовались в больнице Очаповского. Это придумка самих хирургов. Мотор подводной лодки плюс смекалка. Еще с десяток раритетных заржавевших инструментов, которые тоже хирургам приходилось придумывать и делать самим — теперь на память, в тумбочке. В воспоминаниях долгожителей и в исторических книгах остались первые дни работы больницы, точнее, войскового Екатеринодарского госпиталя. Это был небольшой домик с камышовой крышей. Медперсонал состоял из лекаря, двух ординаторов и шести фельдшеров.

Два века назад, когда главный госпиталь Екатеринодара располагался в одноэтажной саманной хате, пациентов доставляли на повозках, запряженных лошадьми, или несли на руках. Мало того, что больному это было крайне неудобно, так еще и путь к врачу был долгим. Доктора тогда теряли драгоценные минуты, чтобы спасти жизнь человеку. Сейчас в транспортном парке краевой клинической 18 карет скорой помощи и даже два вертолета. Именно с этой площадки винтокрылые машины спешат к человеку, которому нужна экстренная помощь. И таких вылетов было уже 800.

Пока снимались эти кадры, бригада санавиации доставила пострадавшего в ДТП из Ейска. Жизнь его висела на волоске. Неблизкий путь до Краснодара на вертолете преодолели в три раза быстрее, чем на реанимобиле. Пациенту оказали необходимую помощь. Вся эта техническая революция, а иначе и не скажешь, стала возможна как только краевую клиническую возглавил Владимир Порханов. И доктор, и менеджер в одном лице он уже 12 лет. Одна из последних заслуг Порханова — клиника получила статус НИИ. Коллектив врачей разросся до 4,5 тыс. человек. Ежедневно тут делают больше 200 операций. Лиза, Маша, Саида — главный врач огромной больницы поименно помнит всех санитарок. Говорит, все тут держится на младшем персонале.

«Я всегда говорю эту вещь. Когда появился институт, в котором 2 тыс. академиков, 100 профессоров и доцентов и вдруг появился лев или тигр, который каждый день съедал по три профессора, при этом институт работал, а когда он съел уборщицу, институт прекратил свое существование», — шутит Порханов.

Это сейчас главная больница Кубани занимает 16 га, на которых возвышаются 12 кирпичных корпусов. Порханов, да и все его коллеги говорят, что 200 лет для больницы — только начало. Еще есть куда развиваться, к кому спешить на помощь. Себе Порханов желает поменьше работы и побольше здоровья своим пациентам. Что будет еще через 200 лет, представить сложно. Медики надеются, что им не придется лечить травмы, а, наконец, представится возможность заняться эликсиром долголетия.

— Люди будут бороться за то, чтобы человек жил не 80 лет, а 200.

— Как больница?

— Да! И даже больше. Вот за это люди будут бороться.

Вернуться на ленту