Разговор на скверную тему

Главред интернет-портала «Кубань 24» Юрий Степанов прогулялся по тропинкам краснодарского Вишняковского сквера с людьми, отвечающими за будущую реконструкцию зеленой зоны.

Премьер-министр Дмитрий Медведев 24 июля посетил форум «Городская среда» в Краснодаре. Он прошелся по центру кубанской столицы и заглянул в сквер Дружбы народов — один из удачных примеров организации общественного пространства. Здесь всегда много людей, есть спортивная и детская площадки. Иначе в самом центре города быть и не могло.

Но шумные и заполненные посетителями зеленые зоны нравятся не всем. Пока в Краснодаре еще есть тихие уголки, где всегда можно найти свободную скамейку и спрятаться в тени от палящего южного солнца. Одно из таких мест — Вишняковский сквер.

В этом году Вишняковский сквер в Краснодаре вошел в федеральную программу «Формирование комфортной городской среды». На реконструкцию территории выделили около 80 млн рублей. В обновлении сквера примет участие бюро «Стрелка», которое занималось разработкой концепции развития парка Горького в Москве.

Столь масштабные приготовления нравятся не всем местным жителям. Они опасаются, что их скромный сквер превратится в дизайнерский проект. Он приобретет множество градостроительных достоинств, но потеряет нечто большее — возможность получить уединение и покой (насколько это, конечно, возможно в огромном городе).

Эти опасения горожан интернет-портал «Кубань 24» передавал в материале «Скверные желания».

Теперь главред Юрий Степанов прогулялся по тенистым дорожкам сквера с двумя людьми, отвечающими за будущую реконструкцию этой зеленой зоны. Это заместитель директора департамента архитектуры и строительства Краснодара Игорь Мазурок и заместитель директора департамента городского хозяйства и ТЭК Максим Онищенко.

Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

— На каком этапе горожане еще могут внести изменения в проект?

И. М.: На самом деле мы находимся уже на завершающем этапе. В проекте учитывались разные, порой диаметрально противоположные мнения — горожан, разных общественных организаций, депутатов. Для нас важно услышать всех. В проекте — собирательный образ того, что в итоге получилось. Проект обсуждался даже на уровне эксперта Правительства РФ — конструкторского бюро «Стрелка», которое курирует эту программу. Между прочим, «Стрелка» проводила опросы, собирала независимые мнения горожан, эти сведения были нам впоследствии предоставлены, и они тоже учитывались.

Задача «Стрелки» — нести современный дух, креатив. Я ездил к ним в гости, чтобы представить итоговый труд на экспертное заключение. Какие-то вопросы мы отстояли, а в каких-то согласились с экспертами, но я могу утверждать, что у этого проекта было максимально возможное количество критиков. И это важно, потому что в данном случае мы постарались встать на позицию тех горожан, которые здесь будут находиться. Это первое. Второе: КБ «Стрелка» помогло нам посмотреть на этот сквер совсем по-другому, сторонним взглядом. И это тоже дало нам определенную пищу для размышлений. 

Реконструкция сквера планировалась с 2012 года. Именно тогда начались первые прорисовки. Этот проект очень долго рождается, в этом тоже есть определенная гарантия того, что здесь отсутствуют случайные мнения и предложения.

— А как быть с тем, что молодые деревья, которые есть на макете, дадут тень на лавочки только когда вырастут — примерно через 15 лет?

И. М.: Вы должны понимать, что на изображении есть определенная доля условности. Задача проектировщика — доступным языком показать существо вопроса. Если бы на макете была показана вся ситуация, то не видно было бы ни памятника, ни всего остального. Здесь показана основная идея о том, что появляется мощение, появляются барьеры — подпорные стенки-лавочки, которые препятствуют вытаптыванию, проникновению, и в то же время в наличии зона затенения — это и есть те принципы, которые использованы в проекте. Если посмотреть центральную аллею, то здесь затененность тоже достаточно высокая. Кстати, одним из замечаний, в том числе и со стороны КБ «Стрелка» было опасение, что мы твердыми покрытиями занимаем слишком много площади. Здесь у нас плиточное покрытие в отличие, например, от Петергофа, где выложена кирпичная крошка. Но нагрузка на этот сквер гораздо выше, чем в Петергофе. Это тоже определяет выбор и материалов, и озеленения — комплексный, учитывающий эксплуатацию сквера в будущем. Поэтому выбраны материалы, которые долговечны, нестираемы и в то же время позволяют быстро проводить в сквере уборочные работы. Это износостойкая плитка тротуаров и специальные покрытия в спортивной зоне.

Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

— Спортивная зона предусмотрена на том участке, где строят гостиницу? Означает ли это, что гостиницу отсюда уберут?

И. М.: Эта зеленая зона имеет свою историю. В период инвестиционного развития Краснодара и края существовали определенные мнения о том, что такое хорошо и что такое плохо. Считалось, что гостиница, которую планировали здесь построить, — благо. Но сегодня есть определенная переоценка ценностей. К сожалению, здесь уже началось строительство. Сегодня город свою позицию обозначил: территория должна соответствовать зоне сквера и парка, поэтому здесь будет развиваться спортивная функция. Первоначально в проектах эта спортивная функция предполагалась на территории самого сквера. Но мы не стали ее здесь размещать, чтобы не перегрузить сквер. Эта функция появится во второй части территории.

Возвращением территории сквера занимаются серьезные силы, есть поддержка администрации Краснодарского края. У людей, не связанных с юридическими спорами, складывается мнение, что они решаются достаточно быстро, достаточно наделенному полномочиями чиновнику написать, сказать. На самом деле перед судом все равны, это спор, связанный с приведением доказательств, каждая сторона имеет право на их формирование. Сегодня, к сожалению, мы не видим у противной стороны желания пойти навстречу и сократить время решения этого вопроса. Сейчас идет настоящее судебное производство. Процедура эта длительная, мы не можем ее ускорить. Если бы в этом вопросе была добровольность с противоположной стороны, то этот процесс, конечно, был бы быстрее. Но естественно, здесь вмешалась объективность в виде экономической ситуации, вмешались определенные земельно-имущественные отношения, так как застройщик уже вступил в договорные отношения с другими партнерами. 

М. О.: Производство находится в стадии апелляционных инстанций, но судопроизводство предполагает возможность возврата на рассмотрение в первые инстанции. Поэтому сегодня однозначно ответить, будут ли еще какие-то дополнительные процедуры, либо через месяц-полтора найдется компромиссное решение, невозможно. На сегодняшний день судебные тяжбы в активном процессе, они идут около двух лет. Нельзя сказать, сколько они еще продлятся, с учетом изменения правопреемства и всех остальных коммерческих отношений.

— Где было больше всего подводных камней? Что больше всего переделывали? Какова разница между первым проектом сквера и последним?

И. М.: Я бы хотел немного вернуться к предыдущему вопросу. У нас в проекте на 2018 год находится соединение сквера с другим зеленым массивом — парком стадиона «Кубань». Мы перед собой ставим задачу — улучшение пешеходных связей, не исключено, что у нас появится надземный переход. КБ «Стрелка» готовит техническое задание по реконструкции территории Покровских озер и парковой зоны. Как эксперты они рекомендовали нам обеспечить связь этих территорий. Как это будет, еще предстоит определить. Мы бы хотели, чтобы этот вопрос решился не позже конца 2017 — начала 2018 года.

Теперь давайте рассмотрим, что было, и что стало. Между изначальным проектом и тем, что получился в итоге, есть два больших различия. Во-первых, исчезли два концентрических круга. Есть определенная творческая воля проектировщика. В данном случае это группа архитекторов из ландшафтной студии, у них было видение такое: чтобы предотвратить вытаптывание настоящей зеленой массы, они хотели создать больше пешеходных дорожек. Но сегодня эксперты считают, что нельзя препятствовать тому, чтобы население бережно пользовалось зеленой массой.

М. О.: Сквер имеет некое замкнутое пространство, он существует именно как место массового отдыха. В этом случае дорожки для прогулок мам с колясками и с детьми хорошо вписываются и выполняют свою функциональную нагрузку.

Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

— В плане реконструкции оставлена тропинка, по которой никто не ходит, но убрана дорожка, по которой ходят…

И. М.: В проекте проводился анализ этих вопросов. Учитывались вопросы эргономики. Есть и еще такой момент, он, можно сказать, воспитательный, программирующий. На самом деле благоустройство программирует и определенное поведение. Это еще одна из задач градостроительства и любой другой сферы. Когда в ресторане ставят тяжелую мебель, это делают не для того, чтобы людям навредить, а для того, чтобы эту мебель нельзя было просто так перемещать, чтобы сохранять какой-то организационный порядок. В каждой сфере есть определенные параметры. Этот сквер программируется для нескольких моделей поведения: это краткосрочное нахождение, транзитное нахождение и долговременное нахождение с определенной функцией — игровой или созерцательной. Также здесь часто назначают встречи, отсюда начинаются многие маршруты — например, на вокзал или на стадион.

В плане учтен новый подземный переход, который был запланирован еще давно, просто у города еще нет средств, чтобы его реализовать. При реализации концепции связи сквера с Покровскими озерами будут одновременно решаться вопросы улучшения доступа к этому объекту. Все входы в парк станут актуальными. У нас была большая дискуссия по поводу транзита под тоннель. К сожалению, технически здесь очень узкое место. И мы пока еще откровенно не понимаем, как его расширить. С этой целью у нас работают лучшие силы Российской Федерации, чтобы сделать это быстрее. Конечно, тоннель тоже требует определенного ремонта, и в зависимости от проектных решений, которые нам предложат, мы будет думать, что с этим делать. Пока мы формируем задания о том, что нужно улучшить пешеходную связь. Как это будет сделано — задача проектировщиков.

— Уберут ли глухой забор вокруг сквера?

И. М.: Забор временный. Он установлен для того, чтобы ограничить несанкционированный проход. То есть, чтобы люди пользовались уже существующими дорожками, а не ходили там, где неудобно и существует определенная угроза со стороны тех деревьев, которые могут в любое время рухнуть. Мы не должны быть беспечными. Одно из мероприятий по благоустройству этого сквера — уборка небезопасных, аварийных зеленых насаждений. Проводилось обследование, все аварийные деревья помечены специалистами. Есть деревья, у которых в основании гнилое дупло, естественно, их оставлять рискованно. Сейчас в некоторых местах стабильно только потому, что масса деревьев сама себя держит, заросли помогают снизить напор ветра. Нам все равно придется убирать дикую поросль, регулировать всю эту структуру. Этим занимаются специалисты, которые несут ответственность. Все определенным образом документируется.

— Мы долгое время наблюдаем еще один забор, вокруг памятника Ленину. Работа идет не слишком быстро. Это будет настоящая, нормальная реставрация?

М. О.: Перед тем, как приступить к реставрации, была проведена глобальная подготовительная работа. Было изначально разработано техническое задание на проектирование. Это объект культурного наследия, причем федерального значения. После этого были отыграны торги на проектирование, выполнено проектирование, которое прошло все необходимые экспертизы, согласования и заключения на право выполнения работ именно на объектах культурного наследия.

Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

— Восстановлением монумента занимается реставрационная организация?

М. О.: Да, это именно организация, которая обладает соответствующей лицензией. Соответственно, сегодня мы видим именно деятельность, которая осуществляется в рамках реставрации парка. Пугаться каких-то демонтажных работ не стоит. Здесь каждый шаг выполняется строго в соответствии с разработанным проектом.

— Какова судьба жилых домов в конце сквера? Обычно жители этих домов ездят к себе через сквер.

М. О.: После реконструкции будут приняты все меры для того, чтобы ограничить доступ транспорта.

И. М.: У них раньше был подход. Этот подход находится сейчас в границах второй очереди. Там будет организованный подъезд. Будет парковка.

— Насколько я понимаю, здесь должно быть проложено много коммуникаций. Чего здесь не хватает? Будут ли какие-нибудь фонтаны, например?

М. О.: Фонтанов не будет. Будут в рамках реконструкции сквера производиться работы по строительству системы автоматического полива. Зеленые насаждения, включая газоны, которые здесь возникнут уже после реализации данного проекта, потребуют строительства именно такой системы. Сейчас параллельно прорабатывается, каким образом это будет строиться, дабы не втягивать существующий проект в прохождение полной государственной экспертизы.

— Туалет здесь будет предусмотрен?

М. О.: Да, модульная кабина в западной части.

И. М.: В спортивном комплексе также будет туалет, круглогодичный.

— Сохранится ли имеющийся ландшафт?

И. М.: Он сохранится. Во-первых, срывать горку — это лишние затраты.

М. О.: Во-вторых, это мероприятия, связанные с перемещением грунта, то есть работы, которые влекут за собой проведение полной госэкспертизы.

И. М.: Сегодня заказчик в лице государства такие работы не финансирует. Но мы в любом случае планировали сохранить естественный рельеф здесь. Он удачный, многовариантный. Вы правы абсолютно, что здесь можно кататься на горках, например. Я даже думаю, что здесь может стоять снеговая пушка и зимой задувать искусственный снег. Но я хочу сказать, что пока это невозможно, потому что считается избыточным оборудованием.

М. О.: Для Краснодара это нечастый случай, сама природа дает возможность ландшафтного дизайна в полном смысле этого слова — исторические и природные ландшафты вписываются в среду благоустройства и позволяют все это сохранить в том виде, в котором оно было. Краснодар все-таки образован на равнинных территориях, поэтому рельеф нужно сохранять.

Фото Николая Хижняка, «Кубань 24»

— Федеральное правительство дает деньги. А город не забросит все это потом при эксплуатации?

М. О.: Деньги дают три уровня власти. Это софинансирование федерального, краевого и местного уровней.

— Предусмотрен ли штат людей, которые будут это контролировать? Может быть, появится директор сквера? Или уборщики? Охрана?

М. О.: Система содержания города на сегодняшний день уже выработана и довольно успешно функционирует. Вы можете увидеть, как сегодня содержится реконструированный сквер Дружбы, все очереди благоустройства бульвара на улице Красной и так далее. Для сохранения благоустроенных объектов в городе созданы несколько муниципальных заказчиков, которые отвечают каждый в своей зоне деятельности. Те объекты, которые будут созданы в рамках данной программы, также войдут в единую систему содержания и будут поддерживаться с помощью местного бюджета в дальнейшем.

— Название сквера не изменится?

М. О.: Любое переименование сопровождается утверждением на городской думе. Это функционал органов местного самоуправления. Соответственно, название таким и останется.

И. М.: Сквер называется Вишняковским. И это будет указано на входе: на горизонтальной тумбе — объемные буквы, в стилистике того времени, когда создавался сквер.

Вернуться на ленту