Имя в названии: улица Панфилова в Краснодаре

Его солдаты о себе говорили: «Мы — панфиловцы!». Счастлив командир, заслуживший у бойцов такую любовь и веру.

Иван Васильевич Панфилов родился 1 января 1893 года в небольшом городке Петровске Саратовской губернии. Учился в четырехклассном городском училище. Несмотря на хорошие оценки, прилежанием мальчик не отличался и рос сорванцом. Ваня сколотил из соседских ребят небольшую шайку, членов которой горожане прозвали «панфилятами». Через несколько десятков лет совсем еще молодые ребята, именующие себя панфиловцами, геройски пойдут на смерть, защищая от оккупантов подступы к советской столице. Но это будет потом.

Училище Ваня так и не закончил. Когда он был в первом классе, его мать, Александра Степановна, умерла, и семья начала терпеть сильную нужду. Еще хуже стало после забастовки саратовских железнодорожников в 1905 году — тогда работы лишился отец семейства. Чтобы хоть как-то выправить материальное положение семьи, на семейном совете было решено устроить 12-летнего мальчика на работу в магазин купца Короткова. Иван продержался там добрых три года, терпя от Короткова унижения. После он проработал еще в двух магазинах вплоть до Первой мировой войны.

В 1915 году Панфилова призвали на воинскую службу в армию и вскоре отправили на германский фронт. Смелый, можно даже сказать, отчаянный, справедливый и смекалистый, он пользовался неизменным авторитетом среди однополчан, как в детстве — среди сверстников.

До революции Иван Панфилов получил унтер-офицерские погоны и должность командира маршевой роты. После известных февральских событий 1917 года солдаты избрали его членом полкового комитета. В Гражданскую Панфилову довелось повоевать под рукой Василия Чапаева в 25-й «чапаевской» дивизии. Там он дослужился до командира роты и определился со своим призванием — армейская служба.

Иван Панфилов. Фото vvesti.com.

В октябре 1921 года 27-летний Панфилов поступает на двухгодичные курсы повышения квалификации в Киевскую пехотную школу. После выпуска записывается добровольцем на борьбу с басмачами в Средней Азии. К этому времени Иван Памфилов уже несколько лет как член партии.

В Среднеазиатском военном округе Иван Панфилов прошел путь от командира взвода до командира полка. Его постоянно направляли на наиболее сложные участки. Это обеспечивало дальнейший карьерный рост. Тогда же он проявил себя как специалист по подготовке военнослужащих. Неоднократно Панфилов возглавлял полковые школы, налаживая процесс обучения личного состава.

Среди сослуживцев Иван Васильевич слыл новатором в обучении новобранцев военному делу. Так, именно он придумал использовать на тренировочном полигоне тракторы — для преодоления танковой боязни. По словам Алуи Байкадамовой, внучки Ивана Панфилова, тракторы на учениях специально проезжали над головами бойцов, а те из окопов закидывали машины учебными гранатами.

К 1938 году он становится военным комиссаром республики Киргизия, на следующий год получает звание комбрига, еще через год — генерал-майора. Накануне Великой Отечественной войны Ивану Васильевичу Панфилову было поручено сформировать в Алма-Ате 316-ю стрелковую дивизию. Уже к концу августа 1941 года это соединение влилось в состав северо-западного фронта.

Панфилова любили и солдаты, и офицеры. К каждому он относился как к равному, уделял большое внимание обеспечению солдат, считая, что в армейском быту нет мелочей. Известно, что, добиваясь обеспечения своих солдат (преимущественно жителей южных республик СССР) теплыми вещами, он лично обращался в Кремль с депешами. Как эту заботу ценили бойцы, можно понять по надписи на рейхстаге, запечатленной военными фотокорами в 1945 году — через 3,5 года после гибели генерала: «Мы — воины-панфиловцы! Спасибо, генерал-батя, тебе за валенки!».

Комдив Панфилов умел поддержать солдата, укрепить его дух. Он говорил бойцам: «Мне не нужно, чтобы ты погиб, нужно, чтобы ты остался живым!». Подчиненные называли его просто «генерал-батя».

Могила героев Советского Союза на Новодевичьем кладбище. Фото vvesti.com.

С октября 1941 года сформированная Панфиловым 316-я стрелковая дивизия вступила в бои под Волоколамском. Здесь генерал организовал и опробовал систему глубоко эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны. Для поддержания морального духа войск он организовывал рейды по вражеским тылам, «чтобы солдаты убедились: враг тоже живой человек, его реально победить».

Под Волоколамском бойцы дивизии отчаянно сражались, им удалось нанести серьезный урон врагу, но потери в личном составе были очень серьезные, и Панфилов решил сдать город. Сталин и Жуков были этим крайне недовольны, генералу грозил трибунал. Но за него вступился командующий армией Константин Рокосовский: «Я доверяю Панфилову. Если он оставил Волоколамск, значит, это было единственно возможным решением».

Отступив от Волоколамска в ноябре 1941 года, 316-я дивизия продолжила бои на подступах к Москве. К 16 ноября она остановила продвижение на Москву двух вражеских танковых дивизии. Первый батальон 1071-го стрелкового полка вступил в бой со второй танковой дивизией гитлеровцев в центре обороны, а четвертая рота второго батальона 1075-го стрелкового полка у разъезда Дубосеково отбила атаку 11-й танковой дивизии. В историю этот эпизод битвы за Москву вошел как подвиг 28 панфиловцев. За стойкость и самоотверженность в этих боях уже 17 ноября дивизии присвоили звание краснознаменной, а еще через день она стала гвардейской и преобразовалась в восьмую гвардейскую стрелковую дивизию. В армии же ее называли «Панфиловская», и солдаты дивизии о себе говорили: «Мы — панфиловцы!».

Генерал Панфилов погиб через два дня после боя у разъезда Дубосеково во время очередного наступления немецких танков. По воспоминаниям маршала бронетанковых войск СССР (в ту пору — полковника) Михаила Катукова произошло это в деревне Гусенево, где располагался командный пункт дивизии. Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты стали окружать деревню. Панфилову доложили об атаке, он поспешил выйти на улицу, но «не успел подняться на последнюю ступеньку землянки, как рядом грохнула мина. Генерал Панфилов стал медленно оседать на землю. Его подхватили на руки. Так, и не приходя в сознание, он умер на руках своих боевых товарищей. Осмотрели рану: оказалось, крошечный осколок пробил висок».

Памятник на месте гибели Ивана Панфилова в деревне Гусенево. Фото pomnivoinu.ru.

Еще одним свидетелем смерти Панфилова стал наш земляк — старший лейтенант Дмитрий Лавриненко, названный впоследствии самым результативным танкистом Красной Армии.

В вещах погибшего комдива нашли письмо жены — Марии Ивановны: «Я дала тебе слово, что бы с тобой ни случилось, будешь ты изранен, останешься ли калекой, все равно встречу тебя с такой же любовью и уважением и буду всегда с детьми. Ваня, все же, если придется погибнуть за Родину, то погибай так, чтобы и песни можно сложить».

Иван Васильевич выполнил наказ любимой. Он всегда находился на переднем краю, всегда был рядом со своими бойцами и стал для них и отцом, и легендой. Маршал Советского Союза Рокоссовский в своих мемуарах писал: «Счастлив генерал, заслуживший в массе бойцов так просто выраженную, но неизгладимую в сердцах любовь и веру».

Тело военачальника было доставлено в Москву, где Ивана Васильевича Панфилова с военными почестями похоронили на Новодевичьем кладбище. В 1942 году генерал-майору Панфилову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. На месте гибели Панфилова, в деревне Гусенево (Волоколамского района Московской области) установлен памятник.

В Краснодаре именем комдива Ивана Панфилова названа улица в Славянском микрорайоне.

Вернуться на ленту