Имя в названии: улица Гаврилова в Краснодаре

Последний защитник Брестской крепости майор Петр Гаврилов за свой подвиг получил Золотую Звезду Героя через 12 лет после Победы.

Я познакомился с майором Гавриловым в 1970 году в Брюховецком районе, когда для районной газеты делал заметку о приезде фронтовиков в Брюховецкую и Новоджерелиевскую. Тогда майор Гаврилов мне не особенно запомнился. Пожилой и коренастый, он смотрелся куда проще своих спутников: везде появлявшегося в щегольском флотском кителе вице-адмирала Холостякова и летчика, повторившего подвиг Гастелло. Понимание, с кем свела судьба, пришло позже, когда я больше узнал о Петре Гаврилове.

Гаврилов был ровесником века — родился в 1900 году в Татарии в деревне Альвидино. Рос без отца, умершего еще до рождения сына. Семья — мама Александра Ефимовна и Петр со старшим братом Сергеем — жили в полуземлянке. Чтобы прокормить детей, мать зарабатывала стиркой чужого белья. В 8 лет Петр пошел в школу, но он закончил всего 4 класса — надо было работать. Мальчик уехал в Казань, был дворником, грузчиком, разнорабочим. В Гражданскую войну ушел добровольцем в Красную армию. Здесь почувствовал тягу к военной профессии: поступил на командирские курсы, служил на Северном Кавказе. Окончил Военную академию, женился. Детей у них с женой не было, и тогда Петр Михайлович и Екатерина Григорьевна, усыновили мальчика-сироту. 1939 году Гаврилов закончил военную академию имени Фрунзе. Все это я узнал уже после встречи с ним из книги писателя Сергея Смирнова «Брестская крепость».

Дотошный, въедливый, командир 44-го полка Гаврилов был суров и к себе, и к другим. В беседах с бойцами он не раз говорил, что война не за горами, Гитлеру ничего не стоит разорвать мирный договор с СССР. Гаврилова обвинили в распространении тревожных настроений и 27 июня 1941 года его дело должны были рассматривать на партсобрании. Но раньше партийного собрания началась Великая Отечественная война — Петр Михайлович оказался прав.

Услышав первые взрывы, командир полка, майор Гаврилов попрощался с женой Екатериной Григорьевной и сыном Николаем, велел им идти в подвал. Стал собирать своих бойцов, чтобы вести их из крепости на рубеж обороны. У главного выхода уже шел бой. «Гнездом сопротивления остался Восточный форт, — писал 26 июня 1941 года из Бреста немецкий штабист. — Сюда нельзя было подступиться, превосходный ружейный и пулеметный огонь скашивал каждого приближающегося». Гитлеровцы знали, что «в форте около 20 командиров и 370 бойцов, женщины и дети. А душою сопротивления являются будто бы один майор и один комиссар».

29 июня немцы предъявили защитникам Восточного форта ультиматум — выдать командиров и сложить оружие. Начались рукопашные бои. Сопротивление защитников Брестской крепости было сломлено. Оставшиеся в живых оказались в плену. Немцы обшаривали казематы крепости в поисках того майора, который возглавлял оборону. Но не находили его. Фамилия этого майора долгое время оставалась неизвестной.

В одном из разделов книги «Брестская крепость» Сергей Смирнов пишет: «Весной 1942 года на одном из участков фронта, в районе Орла, было захвачено донесение, составленное штабом 45-й пехотной дивизии немцев, в котором подробно сообщалось об обороне Брестской крепости. Когда копия этого донесения попала мне в руки, я увидел, что в нем особенно много внимания уделяется боям за какое-то крепостное укрепление, которое авторы документа называют Восточным фортом. Судя по описанию, шла исключительно упорная борьба за этот форт…»

В феврале 1955 года Сергей Смирнов еще раз побывал в Бресте. В одном из районных центров встретил бывшего лейтенанта 125-го стрелкового полка Я. И. Коломийца, который сражался в гарнизоне Восточного форта. Смирнов привез его в крепость, где Яков Иванович, показывая все на месте, подробно рассказал о боях за форт. Он много говорил о командире обороны Восточного форта, но, к сожалению, не мог вспомнить его фамилию. К тому времени у писателя Смирнова уже был небольшой список командиров, составленный по рассказам участников боев. В книге «Брестская крепость» Сергей Смирнов вспоминает: «Когда я дошел до фамилии бывшего командира 44-го стрелкового полка майора Гаврилова, Коломиец встрепенулся и уверенно сказал, что оборону Восточного форта возглавлял майор Гаврилов».

Получалось, что Гаврилов и был тем самым майором из Восточного форта, о котором говорилось в немецком донесении.

«По моему мнению, там, в Брестской крепости, он совершил подвиг выдающегося героизма, и я верю — недалеко то время, когда народ узнает об этом и Родина по достоинству оценит мужество и самоотверженность героя», — писал тогда Смирнов.

После падения восточного форта 30 июня 1941 года майор Петр Гаврилов с несколькими бойцами смогли скрыться от гитлеровцев, после чего несколько недель продолжали совершать вылазки из крепости. В конце концов, майор остался один. Нацисты обнаружили его лишь 23 июля в одном из подвалов. Несмотря на крайнее изнеможение, он вступил с ними в бой. С помощью ручных гранат и пистолета убил и ранил нескольких немцев. После тяжелого ранения его в беспамятстве взяли в плен. Немцы были шокированы. Майор был истощен и выглядел как труп. Одет Гаврилов был в изорванный, истлевший парадный офицерский мундир. Врачи не могли поверить, что еще некоторое время назад этот человек мог сражаться.

В 1955 году состоялась встреча пока что безвестного отставного майора Гаврилова и писателя Смирнова. Беседа длилась не один час.

«Ночь была непроглядно темной, — вспоминал Гаврилов, — я почти наткнулся на стену. Это была кирпичная стена одного из казематов внешнего вала крепости, нащупал дверь и вошел внутрь. Целый час ходил по пустому помещению, ощупывая осклизлые стены, пока, наконец, догадался, где нахожусь: здесь перед войной были конюшни полковых артиллеристов. Гитлеровцы громко разговаривали и шли прямо в мой каземат. Нет, думаю, не возьмете, гады! Собрав остаток сил, приподнялся на локте и нажал на спусковой крючок. Фашисты с воплями отбежали. Не помню, сколько времени продолжался бой. Помню только, что гитлеровцы кричали: "Рус, сдавайся!"».

В плену Гаврилов оставался до конца войны, прошел лагеря Хаммельбург и Равенсбрюк, но выжил. После освобождения выдержал все спецпроверки, был восстановлен в звании майора и продолжил службу. Правда, за утерю партбилета майора исключили из партии. После увольнения из армии (по сокращению) Гаврилов переехал в Краснодар, где его через много лет и отыскал Смирнов.

После выхода книги Сергея Смирнова «Брестская крепость» Петру Гаврилову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1957 года о награждении говорилось «за образцовое выполнение воинского долга при обороне Брестской крепости в 1941 году и проявленные при этом мужество и героизм».

А несколько ранее — в 1956 году — фронтовика восстановили в партии. Оказывается, Сергей Смирнов обратился в комитет партийного контроля при ЦК КПСС, и рассказал все, что знал о майоре Гаврилове.

Позже Смирнов вспоминал, как отреагировал Петр Михайлович на известие о восстановлении в партии: «Этот пожилой, 56-летний человек вдруг, словно мальчишка, принялся отплясывать какой-то диковатый, ликующий танец».

Теперь — о Краснодаре. Сюда Петр Гаврилов переехал со второй женой, на которой женился в 1946 году. Первую супругу и сына он сразу после войны искал в Бресте — лично и с помощью запросов, но не нашел и много лет считал погибшими. Однако в конце 50-х годов, в один из своих приездов в Брест, Петр Михайлович узнал, что его первая жена Екатерина Григорьевна и сын Николай живы. Сын служил в армии. А Екатерина Григорьевна оказалась парализованной и жила в доме инвалидов. Узнав об этом, Гаврилов забрал Екатерину Григорьевну к себе в Краснодар и ухаживал за ней до самой смерти.

Остается добавить, что Брестская крепость навсегда объединила судьбы майора Гаврилова и писателя Смирнова. Дружбу, которая возникла между ними во время первой встречи, они пронесли через многие годы. Сергей Сергеевич Смирнов ушел из жизни в 1976 году а спустя три года, в 1979-м, не стало и Петра Михайловича Гаврилова. Улицу Светлую в Краснодаре, где жил майор Гаврилов, в 1980 году переименовали в улицу имени Петра Гаврилова.

Вернуться на ленту