Имя в названии: улица Аршинцева в Краснодаре

Борис Аршинцев командовал дивизией, освобождавшей столицу Кубани. Но это лишь один из эпизодов его боевой биографии.

Будущий Герой Советского Союза и командир Иркутской дивизии, участвовавшей в освобождении столицы Кубани от оккупации, Борис Аршинцев родился 10 августа 1903 года в Грозном в большой семье плотника. В Гражданскую войну семнадцатилетним добровольцем ушел в Красную армию. В 1920 году вступил в партию.

К своей цели – стать военным, молодой человек шел настойчиво и целеустремленно. В 1922 году он прошел обучение на Владикавказских военных курсах, после чего командовал взводами в 1-м Петроградском полку частей особого назначения (ЧОН) и 1-й Петроградской отдельной роте ЧОН. В 1923 году окончил курсы командиров ЧОН и возглавил взвод и пулеметную команду в 522-м Владикавказском полку. Принимал участие в боях против вооруженных формирований на Северном Кавказе. В 1925 году окончил отделение при Владикавказской пехотной школе и сразу же получил новое назначение. Теперь Аршинцев - командир взвода 84-го стрелкового полка, а затем курсовой командир Владикавказской пехотной школы. В 1929 году молодой офицер был назначен курсовым командиром школы имени ЦИК БССР, а с 1930 года командовал ротой, был помощником командира батальона.

В 1938 году Борис Никитович окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, а в июле 1939 года стал помощником начальника штаба 39-го стрелкового корпуса 1-й Отдельной Краснознаменной армии.

В это же время Япония напала на советский Дальний Восток. 29 июля 1938 года японцы «прощупали» побережье Приморского края, а затем захватили две сопки в районе озера Хасан. Командовавший Дальневосточным округом маршал В.К. Блюхер свел пехотные и танковые полки в один стрелковый корпус и 9 августа выбил японцев с территории нашей страны. За героизм и мужество около 6,5 тысяч бойцов и офицеров были награждены орденами и медалями. Орден Красного Знамени был вручен и Борису Аршинцеву, который участвовал в боях у озера Хасан.

Грянула Великая Отечественная война и в июле 1941 года Б.Н.Аршинцева назначили начальником штаба 211-й стрелковой дивизии (Московский военный округ). В сентябре дивизия была включена в состав 43-й армии (Резервный фронт), занимала оборону на реке Десна южнее города Ельня, где участвовала в Вяземской и Можайско-Малоярославецкой операциях и в контрнаступлении под Москвой.

А с 14 июня 1942 года Борис Никитович возглавляет 30-ю Иркутскую стрелковую дивизию этой же армии. Под его командованием военное соединение обороняло Краснодар, и оставила его только по приказу сверху 12 августа 1942 года. Дивизия принимала участие в Армавиро-Майкопской и Туапсинской оборонительных операциях.

Памятник генералу-майору Аршинцеву Борису Никитовичу в Керчи. Фото с сайта vkerchi.com.ua.

Маршал А.А. Гречко в книге «Дни войны» вспоминал: «Все попытки гитлеровцев прорвать оборону наших войск на туапсинском направлении успexa не имели. Особенно отличились в этих боях войска 30-й Иркутской дивизии, которая действовала в районе Горячего Ключа».

Не сумев прорваться к Туапсе из Новороссийска, немецко-фашистское командование решило, во что бы то ни стало, овладеть портом Туапсе, нанеся удар со стороны Нефтегорска на поселок Шаумян и в районе села Безымянного южнее Горячего Ключа. Это была часть гитлеровского плана «Эдельвейс» по захвату Кавказа. Несколько раз немцы пытались овладеть Туапсе, и каждый раз - безрезультатно. Если бы противник захватил этот приморский город, хозяевами на Черном море стали бы фашисты. Естественно, командование Красной Армии на это не могло пойти. Приказ «стоять насмерть» стал смыслом и правилом жизни этих тяжелейших дней.

Писатель В.А.Закруткин в своих произведениях вспоминал подвиги иркутской дивизии на Южном фронте при обороне позиций юго-восточнее реки Миус. Он писал: «Это одна из старейших наших дивизий. Зародилась она в 1918 году в уральских рабочих поселках, сражалась в Сибири, на Байкале, освобождая от белых Иркутск, дралась на Крымском перешейке, на Чонгаре».

Гитлеровский генерал Хейнциус жаловался своему высшему командованию, что «адская артиллерия и похожие на дьяволов солдаты четырежды награжденной орденами дивизии непреоборимы».

Тот же писатель Виталий Закруткин упоминает, что «весь Южный фронт знал о подвиге героически погибшего молодого командира Владимира Асауленко, который с горсточкой солдат атаковал вдесятеро превосходящего противника и освободил селение…. Каждый солдат Иркутской дивизии чтил память бойца Синеглазова, который около трех часов в одиночку отбивал атаку гитлеровцев, а потом прыгнул в горящий стог сена, чтобы не сдаться в плен». Примеров удивительного мужества подчиненных Аршинцева не перечесть. Недаром на их счету множество личных наград и званий, а боевое знамя Иркутской дивизии украшают Орден Ленина и три ордена Красного Знамени».

Сам командир, Борис Аршинцев, пользовался всеобщей любовью и безграничным уважением подчиненных. По воспоминаниям, был он спокойным, уверенным в себе и даже несколько флегматичным. Любил уют и чистоту. В его блиндаже стены были обиты кремовым картоном, деревянный пол устлан свежей травой. Пахло свежими сосновыми досками и цветами. На столе в пустой снарядной гильзе стоял пучок синих горных цветов, а над ним тикали ходики… Такой «домашний» склад характера не мешал Аршинцеву во время боевых действий показывать исключительную храбрость, быть волевым и умелым военачальником, поддерживать в дивизии безупречную дисциплину.

В ноябре 1942 года за образцовое выполнение заданий командования, доблесть и героизм личного состава дивизия была удостоена гвардейского звания и преобразована в 55-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Когда советские войска, отстояв Туапсе, перешли на Кавказе в наступление, бойцы дивизии под командованием Б.Н.Аршинцева участвовали в освобождении столицы Кубани.

Преобразованная в 55-ю гвардейскую бывшая 30-я Иркутская дивизия первой в Красной Армии была удостоена ордена Суворова 2-й степени. В августе 1943 года за бои в Новороссийске Б.Н.Аршинцев получил звание генерал–майора. 3 ноября 1943 года в ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции 55-я гвардейская стрелковая дивизия форсировала Керченский пролив, после чего освободила населенные пункты Капканы, Опасная и Еникале, продвинувшись вглубь обороны противника на 12 километров.

14 декабря 1943 года генерал-майор Борис Аршинцев был назначен командиром 11-го гвардейского стрелкового корпуса (Отдельная Приморская армия), ведшего наступление по расширению керченского плацдарма. А через месяц он погиб на высоте 115,5 в районе Керчи в результате прямого попадания вражеского снаряда в блиндаж.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 года за умелое руководство войсками и проявленную при этом храбрость при форсировании Керченского пролива гвардии генерал-майору Борису Никитовичу Аршинцеву (посмертно) присвоено звание Героя Советского Союза.

Похоронен Аршинцев в Керчи. Сегодня в его честь в этом городе установлен памятник, назван микрорайон, его имя носит керченская школа № 14.

В 1978 году улица имени Аршинцева появилась и в Краснодаре.

Вернуться на ленту