Группа IMMIGRANTES: все, что вы хотели знать «Про это»

Московско-краснодарская группа IMMIGRANTES 21 мая представила новый альбом «Про это». А первый большой концерт команда решила дать на малой родине, где и записывалась пластинка. Выступление пройдет 8 июня в столице Кубани. Накануне премьеры с «иммигрантами» пообщался Юрий Степанов.

Это уже второй диск IMMIGRANTES. В «Про это» 11 треков. На «Первом радио Кубани» уже ротируется один из них — Escape. С середины мая группа начала снимать клип на композицию «Нежности».

IMMIGRANTES — это осевшие в Москве бывший фронтмен краснодарских групп «Герои союза» и «Н.Е.Т.» Евгений Кострыгин и основатель краснодарской же команды «ДРЫНк» Евгений Куземин. В составе группы также Сергей Демченко, Алексей Чернякевич, Руслан «Бадун» Просвирин. В нескольких треках участвовали ситаристка «Маши и Медведей» Ольга Хомич, а так же основатель «Запрещенных Барабанщиков» Виктор Пивторыпавло. За барабанами — Радж Резго, игравший с Nazareth, Uriah Heep и Rainbow. Гитарист Вячеслав Мотылев сводил композиции и занимался саунд-продюсированием. 

В записи диска приняла участие наша землячка — солистка группы «Маша и Медведи» Мария Макарова. Также она согласилась исполнить роль одной из двух главных героинь первого музыкального видео с нового альбома.

— Жень, начнем с вопроса, который я задам всем участникам записи нового альбома, с кем удастся пообщаться. Ты помнишь, как познакомился с Женей Куземиным, Машей Макаровой?

— Когда-то мы играли концерты на улицах Краснодара, зарабатывая «на шляпу». Там с Куземиным и познакомились, наверное, в 80-х – начале 90-х. С Машей так же. Она выступала, потом начала петь свои песни, стала сольной исполнительницей. Принимала участие в концертах группы «Н.Е.Т.», где я тоже играл и пел.

— Если немного отойти от музыки, то как бы ты с психологической точки зрения охарактеризовал свою роль в коллективе? Именно как роль в семье. Вы же семья? Кто ты в группе?

— Приходится быть лидером. Лидер — это начало всего и конец всего. Без лишней скромности, потому что все начинается с мелодий, которые я приношу Жене Куземину, впоследствии из этого получается песня. Женя пишет стихи на эту музыку, на эту ритмику. Мне надо заниматься с музыкантами, делать аранжировки, все это записывать, потом все это выкладывать, потом доносить до людей. А роль духовного лидера у нас исполняет Женя. Это такой господь бог, который на облаке сидит, никто его толком не видит, кроме меня.

— Мы выяснили, что за тексты в вашей группе отвечает Женя Куземин. Я знаю, что к своим песням он еще и музыку сочиняет. А почему ты не фонтанируешь стихами? Что мешает?

— Я вот так живу, музыкой занимаюсь. А прекрасные поэты, слава богу, с нами. Хотя в юности в группе «Герои Союза» я писал песни, мы с ее лидером Сашей Эбергардом делили эту участь. И он писал, и я писал. Потом в группе «Н.Е.Т.» я умудрялся писать песни, хотя, конечно, Сашка был главным там. Потом, со временем, я перестал писать, и теперь занимаюсь просто музыкой. Ну а что? Леня Федоров (группа «АукцЫон») спокойно живет. А пишет стихи ему клавишник Озерский или Олег Гаркуша, либо это стихи других поэтов.

— Вот вы все — люди творческие. Ругались ли вы во время записи нового альбома? Так сказать, по-черному, чтобы хлопнуть дверью, чтобы с матом, чтобы не разговаривать два дня?

— Признаюсь по секрету, у нас очень большая бойня с Женей была, когда мы написали песню «Escape» — это у нас сейчас главная песня в альбоме, одна из самых хитовых вещей. Она, кстати, уже звучит на «Первом радио Кубани», мы клип сейчас на нее заканчиваем. У нас с Куземиным сильно разнилось представление о том, какой эта песня должна быть. То есть, музыку я ему выслал по интернету, Женя прислал мне свой вариант под акустическую гитару с готовым текстом. Я был в шоке, честно говоря, потому что это было не то. И мы долго ругались, но в итоге пришли к консенсусу. Все стало на свои места, и сейчас это — главный хит альбома. А вот второй хит «Падеспань» был сделан на репетиции просто в одночасье. Была вторая неделя, уже заканчивалась подготовка к записи, и тут я выясняю, что не хватает времени на альбоме: я планировал только десять песен, а по времени получилось всего 33 минуты. Я подумал, что это немного, что надо записать еще что-то. И мы записали ее за час на репетиции, из нашей с Женей заготовки сделали вот эту прекрасную песню. Она идет вторым номером в альбоме, и она сейчас просто бьет все рекорды.

— Получается, сейчас в альбоме рядом стоят две противоположно созданные песни. Одна сделана с руганью, а другая — в консенсусе?

— Да, а третья, «Дисплей» — тоже одна из хитовых вещей. Там подпевает Маша Макарова. Огромное значение для этой песни сыграл гитарист Сережа Демченко. Он приезжал, сделал аранжировку и помогал в звукозаписи. Сперва материал обрабатывался удаленно — мы сидели, записывали в разных городах свои демо-версии. Мы в Москве делали, ребята — в Краснодаре.

— Ты много лет прожил в Москве, но, как и другие участники группы, снова и снова возвращаешься домой в Краснодар. Ты чувствуешь себя в столице иммигрантом?

— Я москвич, почему я должен чувствовать себя иммигрантом? Но то, что я москвич, не мешает мне любить свою родину и любимый город Краснодар. Так получилось, что Сережа Демченко уехал в Краснодар, наш барабанщик Юра Пивторыпавло — музыкант «Запрещенных барабанщиков» — уехал к себе на Украину, и мы с нашим бас-гитаристом Лешей остались одни в Москве. Работа над вторым альбомом шла очень тяжело, и в определенный момент я сорвался и сказал, что мы будем делать все это в Краснодаре, обозначил время, и альбом был сделан там.

— Помню, что Куземин много и плодотворно трудился на ниве рекламного копирайтинга. А ты можешь не хуже него отрекламировать в нескольких словах ваше новое творение?

— Ты знаешь, для меня этот альбом является просто гимном Краснодару. Наши московские друзья — и музыканты, и студийщики — говорят о том, что альбом получился краснодарским в хорошем смысле слова. Это, когда сидишь на улице после жары, в тенечке, вечером, когда жара спала, и ты сидишь под этой яблоней или вишней и смотришь на заходящее солнце — вот это все в альбоме есть. И поэтому я считаю, что это — платиновый краснодарский альбом, посвященный Краснодару и всем нашим друзьям и близким. Когда люди его послушали, они просто лежали офигевшие, как будто на пляже каком-то. А потом долгое время не хотят ни в окно выглядывать, ни на улицу выходить, а просто еще немножко побыть в атмосфере этого солнца, этой любви, всей этой красоты.

— Начнем с вопроса, который я задаю всем участникам записи нового альбома, с кем удается пообщаться. Ты помнишь, как познакомилась с ребятами? С двумя Женями.

— Честно говоря, я не очень хорошо помню сам момент. Но очень хорошо помню краски и запахи того времени. Ведь это было самое клевое время в моей жизни. 90-е... Жизнь краснодарского рок-н-ролла. Его золотой период, наверное. Мне посчастливилось застать его.

— А если переходить к современности. Расскажи про «Про это». Про свою роль в альбоме. Ты ведь наверняка была не пассивным игроком, удалось продавить свои творческие вкрапления?

— Наоборот, я старалась подстроиться под все происходящее, потому что столько прекрасных музыкантов в этом участвовало. Для меня было дорого само участие. То, что я сделала, — очевидно. Особо придумывать ничего не надо было. Все уже было придумано до меня. Я просто внесла в кристалл альбома небольшую грань себя.

— Хиты альбома по всем законам шоу-бизнеса полагается снабдить клипом. И съемки на композицию «Нежность», в которых ты участвовала, недавно завершились. Что за роль ты играла?

— Я играла роль одной из двух женских сущностей, которые подкатывали к Жене. Одна его тянула в жизнь материальную, а другая — в духовную. Кто победил — увидите сами.

— Поговорим о кубаномосквичах. Как они живут в столице, с кем встречаются, с кем бы хотелось видеться чаще?

— Мы ведь уже все взрослые. У нас есть семьи, дети, работа. Встречаться вообще получается нечасто. Слава богу, что существуют концерты, какие-то мероприятия, записи альбомов, съемки клипов, какие-то передачи, которые становятся поводом пообщаться. Чем реже видимся, тем радостнее. Как-то краснодарская диаспора здесь друг с другом связана. С обоими Женьками играет Славик Мотылев (участник группы «Маша и Медведи») на гитаре. Я периодически что-то пою. На концерты друг к другу ходим. Иногда в гости. Конечно, не так часто, как это было в наши краснодарские времена. Я бы, наверное, очень многое отдала, чтобы собраться на той кухне с трехлитровыми баллонами пива, какими-то рыбами сушеными.

Мария Макарова; Евгений Куземин; Евгений Кострыгин.

— Я тебя помню еще по краснодарской команде «Макар Дубай», игравшей в начале 90-х годов. Ты, по-моему, на флейте играла. А сейчас? Во время записи своих или сторонних проектов берешь еще инструменты в руки?

— Я сейчас пытаюсь играть на гитаре. Всю жизнь мечтала и наконец пошла учиться. Это такой кайф. Я думаю, что если не научусь играть блюз на гитаре, то старость моя будет скучна. Уже, подумала, пора начинать, а то можно и не успеть.

— Наткнулся недавно в твоем Instagram на видео, где ты метаешь ножи. И, между прочим, был поражен, прости за каламбур, как ты точно поражаешь цель. Это случаем не для нового клипа IMMIGRANTES?

— Это сюрикэны. Это еще одно мое увлечение. Это очень классно, настолько успокаивает. Бросила бухать. И когда накатить хочется, берешь сюрикэны, становишься к мишени, пять-десять минут — и ты абсолютно спокоен.

— Как часто удается бывать на малой родине? Чем занимаешься, когда удается довезти себя на Кубань?

— Когда я приезжаю в Краснодар, хочется успеть всех повидать. Зайти к старому другу, музыканту и фотографу Юрке Зайцеву. Естественно, к своей тете, сестре, брату. Туда, сюда... Не успеваешь всех увидеть. А вот раньше... Пришел на «книжку» (краснодарский Дом книги), сел, все мимо прошли, всех увидел. И хорошо.

— Я разговаривал с Машей. Она точно не помнит, как познакомилась с двумя Женьками — Кострыгиным и Куземиным. А у тебя как с памятью?

— Машу привел Рубен (Рубен Казарьянц, аккордеонист и вокалист группы «ДРЫНк»), когда мы играли на краснодарском Арбате (улица Чапаева). Он говорил, что неплохо было бы сыграть эти песни по-другому. Что есть знакомая скрипачка, а еще есть флейтистка. И вот привел флейтистку-школьницу Машу. Так и встретились.

С Женей Кострыгиным познакомились на том же Арбате. Мы с Рубеном играли «на шляпу». Это был начальный период. Люди начинали интересоваться. Проходили мимо, останавливались, кидали деньги. Остановился цыганчонок, сел на корты, закурил сигарету и прослушал всю программу от начала до конца. Как выяснилось потом, этот цыганчонок — Женя Кострыгин.

— Ты главный и, собственно, единственный автор текстов. Но ты ведь еще и отличный композитор. Песни твоей группы «ДРЫНк» достаточно мощно ротировались на «Нашем радио». Тяжело в себе убивать музыканта, когда ты в IMMIGRANTES?

— Если бы та музыка, которую Женя приносил, меня не цепляла, то текстов бы и не было. Грубо говоря, приходит человек и поселяет в мою голову музыку. И начинают появляться слова. Хотя, были мысли — почему это не я пою?

— В связи с этим возникает вопрос, когда к тебе приходили тексты? Днем, ночью, в транспорте, дома?

— Основное написано в общественном транспорте и ночью на кухне. Но здесь ситуация складывалась таким образом, что авторов у песен было два. Я тогда жил у Кострыгина, он приходил в мою комнату, излагал музыкально, что он придумал. Очень часто это не совпадало с тем, что получалось в итоге. На каждую песню уходило от двух до четырех часов.

— Из «Про это» тебе какой текст больше нравится?

— Мне нравится все. Первое исполнение мы записывали на диктофон. Я сейчас сравниваю начальный и конечный варианты. Начальный серьезно отличается от того, что есть в альбоме. А есть пара вещей, которые мне кажутся не очень удачными.

— Если текст не идет, но надо, есть рецепт «волшебного пенделя»?

—  Это больше касается коммерческих текстов. Серьезная материальная стимуляция. Говорят тебе: «Дружище, должно звучать четверостишие, мы платим за это 20 тыс. Сможешь к утру?» Пишу за пару часов, ложусь спать и отдаю утром.

— Отталкиваясь от названия группы. Ты когда-нибудь хотел стать иммигрантом?

— В последнее время эти настроения усиливаются. Я думаю, что поехал бы в Голландию. Но в общем и целом я понимаю, что текстовику русскоязычному на чужой земле делать нечего.

— Ты много занимался и продолжаешь заниматься рекламой. Что такое аббревиатура ЦА знаешь отлично. Коротко зафиналь наше интервью парой предложений о целевой аудитории «Про это».

— В последние десять лет все больше падает спрос на хорошие песни. Человек, который лучше всего оценил бы «Про это» — это нормальный человек, которому нравится искренность и гармония.

Первое телевизионное выступление с песнями из нового альбома IMMIGRANTES прошло в Краснодаре на телеканале «Кубань 24» в программе «Хорошее утро». Ну, а первый концерт-презентация нового альбома IMMIGRANTES состоится в столице Кубани 8 июня в The Rock Bar. Диск с новым альбомом «Про это» достанется зрителям в подарок.

Фото из группы IMMIGRANTES «ВКонтакте».

Главные новости читайте в нашем канале в Telegram

Вернуться на ленту