Громя врага от Кубани до Праги: история курганинского казачьего полка

Громя врага от Кубани до Праги: история курганинского казачьего полка
Фото с сайта cont.ws

Приняв присягу 23 февраля 1942 года, Курганинский кавалерийский полк в передовом отряде дивизии взял курс на станицу Славянскую. За годы Великой Отечественной войны маршрут его продвижения по боевым фронтам составил больше 16 тыс. км.

Минуло более 70 лет с тех пор, как наши отцы, деды и прадеды взяли в руки сабли. Сегодня мало кто из нас знает о том, сколько славных страниц вписали кубанские казаки в военную летопись. Тех, кто мог бы рассказать живую историю, практически не осталось. Именно поэтому так ценны архивы, хранящиеся в военных комиссариатах, так бесценны запечатленные в книгах воспоминания и мемуары очевидцев, которым довелось пройти боевой путь длиной в три года. Путь, наполненный боями в обороне с горечью тяжелых отступлений, боями в окружении, глубокими рейдами по тылам противника,  вихревыми конными атаками при наступлении и радостью побед.

Фото с сайта cont.ws

Поднимались казаки

Когда осенью 1941 года немецко-фашистские захватчики взяли курс на юг страны, на Кубани поднялась могучая волна патриотизма. Сводки Совинформбюро сообщали об упорных боях, которые вела Красная армия на многих фронтах Великой Отечественной войны, о новых городах и селах, захваченных врагом. В эти грозные для всей страны дни не было, очевидно, ни одного военкомата, куда бы ни приходили добровольцы, требовавшие отправки на фронт.

В кубанских станицах шло формирование казачьих сотен. Седобородые отцы, безусые подростки, юные медсестрички и все те, кто по разным причинам не были мобилизованы в действующую армию, шли в сборные пункты, просили отправить их на фронт.

Краснодарский краевой комитет партии возглавил это движение и в октябре 1941 года принял решение об организации добровольческих казачьих сотен из казаков непризывного возраста.

Секретарь краснодарского крайкома ВКП(б) товарищ Селезнев 15 октября 1941 года направил письмо в ЦК ВКП(б) лично товарищу Сталину: «Краснодарский крайком партии просит: первое — разрешить сформировать средствами колхозов края (кроме вооружения) три казачьи кавалерийские дивизии в порядке добровольности из числа казаков и адыгейцев, без ограничения возраста, по принципу — сотню из района. Второе — разрешить обмундировать личный состав в кубанскую казачью форму. Третье — выделить из кадрового состава Красной армии для дивизий и полков высший и старший командный состав…»

Разрешение поступило оперативно.

На заседаниях Курганинского и Темиргоевского райкомов партии тщательно обсудили кандидатуры командиров и политработников. Курганинский сабельный эскадрон возглавил председатель райосоавиахима Иван Иванович Сердцов, сотню темиргоевцев под свое начало взял заведующий райземотделом, участник Гражданской войны Петр Евгеньевич Байдужев.

Политруком Курганинского эскадрона стал писатель-публицист Валентин Овечкин, который позже напишет очерк «Идут полки».

В то время, когда земляки, как говорится, всем миром готовили экипировку и снаряжение, в мастерских делались обозные брички, тачанки, седла. Колхозы выделили лучших лошадей, швейные, сапожные и  шорные мастерские шили обмундирование, обувь и конскую сбрую, а местные жители несли бешметы, шапки, бурки и кинжалы. Добровольцы дни напролет приобретали навыки военного дела — обучались рубке, джигитовке, пешему строю, учились быстро собирать и разбирать винтовку и пулемет, метко стрелять, бросать гранаты и бутылки с горючей смесью.

В Курганинский полк влились казаки Гулькевичского, Советского, Новокубанского, Удобненского и других эскадронов. Первоначально полк стягивался в станице Новокубанской, затем передислоцировался в станицу Старомихайловскую Курганинского района (ныне станица Михайловская).

Кубанские полки и дивизии 4 января 1942 года были зачислены в кадровый состав Красной армии и взяты на полное обеспечение государства. Курганинский полк возглавил кадровый военный, имевший несколько ранений на фронтах Великой Отечественной войны, майор Иван Кириллович Полеводов. Военным комиссаром был назначен Павел Давыдович Назаренко.

В полк стало поступать современное вооружение: орудия, минометы, противотанковые ружья, автоматы. Командно-политический состав полка и эскадронов развернул активную учебу по овладению новым оружием. Много внимания уделялось боевым действиям в ночное время.

Фото с сайта cont.ws

Хроника боевой жизни полка

В 24-ю годовщину Красной армии, 23 февраля 1942 года, бойцы полка приняли присягу. В торжественной обстановке первый секретарь Курганинского крайкома Фекла Лукьяновна Сухорукова от имени трудящихся района вручила Курганинскому полку Красное знамя. В этот же день полк выдвинулся в направлении станицы Славянской, где занял оборону по побережью Азовского моря с задачей не допустить высадки морских и воздушных десантов противника.

Полк совершил 1 августа 1942 года 25-километровый маршрут к станице Кущевской и приготовился к бою, а 2 августа в 10:30 казаки пошли в наступление. Полк шел рысью 4 км на сближение с немцами, из  них 1,5 км галопом с обнаженными клинками. Лихие казаки обрушились грозной лавиной на гитлеровцев. Ничто не помешало кубанцам в конной атаке: ни шквал огня пулеметов и артиллерии, ни самолеты — ничто не пошатнуло боевых порядков полка. Он с честью выполнил поставленную командованием задачу. Дивизия, в составе которой находился 32-й Курганинский кавполк, в боях под Кущевской на трое суток задержала немецкие войска, дав Красной армии возможность перегруппироваться и более организованно отойти на новые рубежи. В ходе Кущевского сражения немецким частям был нанесен сокрушительный удар: была разгромлена 101-я немецкая пехотная дивизия «Зеленая роза».

В этом бою хорошо проявили себя курганинцы, многие из которых были представлены к наградам.

Показывая казакам пример храбрости, яростно рубили врага командир первого эскадрона Иван Сердцов и политрук Иван Довженко.

Бой под Кущевской запомнился и казакам первого эскадрона Михаилу Грачеву и Павлу Каменеву. Они были хорошими друзьями. В империалистическую войну они сражались в одной сотне с кайзеровскими войсками, в гражданскую — вместе воевали в отряде легендарного Ивана Кочубея. Шесть сыновей Грачева и три сына Каменева ушли на фронт и геройски сражались с фашистами.

За мужество и отвагу в конной атаке под Кущевской старейшие казаки-добровольцы Михаил Грачев и Павел Каменев были удостоены орденов Ленина.

…Получив приказ отходить, части Казачьего кубанского корпуса двинулись в направлении Главного кубанского хребта.

День и ночь эскадроны совершали отходной марш. Тяжело было на душе казаков, покидавших хутора и станицы, золотистые, неубранные кубанские поля. Враг шел по пятам, но вступать в открытый бой не решался. Зато кубанцы в коротких и дерзких налетах наносили ему немалый урон.

Наши части 11 августа покинули станицу Пошехонскую и двинулись в направлении Первого кубанского хутора. След в след за Курганинским полком двигался батальон мотопехоты из дивизии СС «Викинг». Казаки получили приказ задержать врага любой ценой, и они с поставленной задачей справились: в лощине осталось около 400 немецких солдат в зеленых мундирах. Храбро дрались в этом бою многие наши земляки, но особую отвагу проявил взвод михайловцев под командованием лейтенанта Даниила Лукьянченко. Так казаки отомстили за своих товарищей, погибших под Кущевской.

Фото из архивов Курганинского исторического музея

Передо мной личное дело лейтенанта Лукьянченко. В нем, кроме послужного списка, собственноручно написанной автобиографии и характеристик, хранятся удостоверение личности военнослужащего, датированное 25 июня 1942 года, и жетон с личным номером. Курсант полковой школы, командир отделения связи, 8 сентября он назначен на должность исполняющего обязанности командира сабельного взвода. В августе 1942-го за беззаветное служение Родине во время проведения Кущевской операции его представят к ордену Красной звезды, в декабре этого же года за исключительную храбрость при ноябрьском наступлении на село Ачикулак он будет удостоен награды «За отвагу». В сентябре 1945 года, комиссованный после ранения в Ногайских степях, Даниил Моисеевич Лукьянченко получил еще одну медаль, на этот раз «За доблестный труд».

Мужество и стойкость понадобились казакам и во время обороны хутора Второй кубанский: 32-й Курганинский полк шел в авангарде дивизии, перед ним стояла задача быстрым маршем достичь хутора, занять его раньше немцев, задержать их и обеспечить тем самым бесперебойное движение наших частей. В течение двух часов шел жестокий, кровопролитный бой. Немцы с каждым часом вводили свежие силы и, несмотря на большие потери, продвигались вперед. Казаки, хорошо понимая замысел врага, стояли стеной, бились насмерть. Правофланговый взвод Данилы Лукьянченко из первого эскадрона встретился лицом к лицу с фашистами. Казаки бросились в рукопашную схватку. В ход пошли приклады и клинки. На всем протяжении обороны противник был отбит. Замысел фашистов отрезать путь и окружить дивизию не удался, но лишь спустя неделю дивизия отошла к Нефтегорску.

Радостная весть разнеслась 27 августа 1942 года. Приказом наркома обороны корпусу и всем его частям было присвоено гвардейское звание. Корпус стал наименоваться 4-м Гвардейским казачьим кавалерийским корпусом, 13-я дивизия стала 10-й Гвардейской Кубанской, а полк — 42-м Гвардейским Кубанским казачьим кавалерийский полком.

Кровопролитные жестокие бои в горах Кавказа сменились ночными маршами на север по ногайским степям, бурунам и прикумским зарослям с задачей как можно быстрее прикрыть с тыла разрыв между Закавказским и Сталинградским фронтами. Вторая, не менее важная задача, стоявшая перед нашими земляками, заключалась в совершении регулярных внезапных ночных налетов на фашистские гарнизоны с тем, чтобы в постоянном напряжении держать левый фланг 1-й немецкой танковой армии, не давая ей возможности перебрасывать отдельные части под Сталинград на помощь армии Паулюса.

Весь декабрь 1942-го, не слезая с седла, казаки-кубанцы вели оборонительные бои и совершали смелые рейды по тылам противника.

Фото с сайта cont.ws

Один из самых крупных гарнизонов моторизированного корпуса особого назначения «Ф» располагался в селе Ачикулак — в то время это был районный центр Орджоникидзевского края. Именно здесь за мужество и храбрость, проявленные при руководстве эскадроном, Иван Сердцов был удостоен ордена Красной Звезды. Здесь же он был трижды ранен, но не покинул поля боя. Не покинет поля боя гвардии капитан Иван Сердцов и в октябре 1944 года, когда будет тяжело ранен во время жестоких боев за Венгерский город Деречке.

…Оставив позади Ногайские степи, казаки начали свое решительное наступление, освобождая от фашистских орд Ставрополье и Кубань.

«Это был наш последний крупный бой. Обойдя стороной город Ставрополь, мы продолжали гнать гитлеровских захватчиков. Трудно описать то чувство, которое мы испытывали, освобождая Кубань. Слезами радости встречали нас в станицах. Когда мы покидали родные края, то заверяли убитых горем и плачущих женщин, что скоро вернемся. Это "скоро" растянулось почти на полгода. Мы сдержали слово, и нас везде встречали как героев-освободителей! Все чувствовали необыкновенный, непередаваемый словами моральный подъем, который был нам лучшей наградой за все перенесенные лишения. Поэтому мы все время рвались вперед», — писал в книге «Гвардейцы рвались на Запад» командир эскадрона Иван Бакулин.

Полк участвовал в битве за Ростов, в освобождении Северного Кавказа, Ставрополя, Армавира, Кущевской.

Огромный путь пройден кубанскими казаками от Ногайских степей до реки Миус. Участвуя в непрерывных боях, конногвардейцы с января по март 1943-го прошли в пургу и метель, гололед и мороз, дождь и грязь более 1  тыс. км по Ногайским, Прикаспийским и Сальским степям, по землям Ставрополья и Дона. Усиленные танковой группой, они совершали стремительные действия, перерезали пути отступления гитлеровцам, окружали и уничтожали их, отвлекая на себя значительные силы противника.

В конце августа 1943 года 42-й Гвардейский казачий кавалерийский полк принял участие в Таганрогской операции, следом за которой были бои на юге Украины, овладение Турецким валом, участие в белорусской операции «Багратион», освобождении Венгрии и Чехословакии.

Фото с сайта topwar.ru

Возвращение на родную Кубань

Первомайский праздник полк встретил в ожесточенных боях к западу от Брно. В ночь на 9 Мая кубанские казаки взяли курс на Прагу. В 3:00 по радио было принято сообщение о подписании Акта о безоговорочной капитуляции вооруженных сил фашистской Германии. Немецкая армия начала массово сдаваться. Однако крупная вражеская группировка войск, в том числе власовцы, на территории Чехословакии отказалась капитулировать, немцы и власовцы не хотели сдаваться Красной армии, а стремились прорваться в зону союзников страны Советов, поэтому продолжали оказывать яростное сопротивление. Личный состав корпуса, в том числе 42-го Гвардейского кавполка, воодушевленный долгожданным сообщением о капитуляции фашистской Германии, стремился как можно быстрее покончить с остатками немецких войск. Развивая стремительное наступление и освобождая территорию Чехословакии, казаки в течение трех дней с боями прошли 170 км и сосредоточились в районе Слуп южнее Праги для приведения полка в порядок. После 900-километрового марша по Чехословакии и Польше он достиг конечной точки — города Перемышль. Здесь подразделения были погружены в три эшелона. Полк прибыл на родную Кубань 24 августа 1945 года.

Материал опубликован в газете «Курганинские известия». Автор: Наталья Шамова.

Вернуться на ленту