Новый сезон «Молодежка» открыла 12 февраля. Несмотря на задержку, уже в апреле зрители увидят долгожданную премьеру. Подготовка к ней началась еще летом 2014 года, но из-за ремонта «Зимнюю сказку» пришлось отложить. Краснодарцы смогут посмотреть спектакль в конце апреля.

— Почему выбор пал именно на это произведение?

— Я очень трепетно отношусь к Шекспиру. В прошлом году ему исполнилось 450 лет. Мне не хотелось бы пропустить такое событие. Как раз в Молодежном театре произведения этого драматурга никогда не ставили.

— «Зимняя сказка» — история про любовь, дружбу, предательство. Она самые разные темы затрагивает. На чем вы сделаете акцент?

— У меня нет претензий на повышение нравственности и морали. Есть симпатичная история, которую хочется рассказать. Она про гордыню и доверие, про время. Это одна из самых мистических пьес. Она не имеет сценической истории ни в мире, ни в России. Ее долгое время не признавали как целостную пьесу. В «Зимней сказке» показано мудрое понимание жизни, неслучайно она относится к позднему творчеству Шекспира. Отсюда ее мистичность. Драматург уходит в тотальное понимание мира, возрастную человеческую мудрость. Если в ранних пьесах видно, как тревожит и клокочет что-то в нем, здесь совсем другая история. В центре — крах семьи, когда человек стал заложником собственных страстей: приревновал к лучшему другу жену, потерял обоих, а 16 лет спустя все вновь обрел.

— Вы сохраните эпоху Шекспира или перенесете действие в сегодняшнее время?

— Никакой у Шекспира нет эпохи. В пьесе действие происходит в Богемии (Чехия) и в Сицилии (Италия). Между ними море. Почему-то поют псалмы под волынку, но обращаются к Оракулу. Жена Леонта — дочь русского императора. Одним словом, абсолютный бардак с хронологией и историей. Для Шекспира все это было совершенно не важно. Это два вымышленных поэтических мира — воинственная Сицилия и деревенская, практически шукшинская Богемия. Что между людьми происходит — вот это действительно имеет значение.

— Значит, у пьесы будет больше дидактический характер. Или вы сторонник искусства ради искусства?

— А вкладывал ли Шекспир в свои произведения тот смысл, который мы находим в них сейчас? Я сильно сомневаюсь. Наоборот, я убежден, что Гамлета, например, он замышлял как блокбастер, удовлетворяющий всем зрительским потребностям того времени: любовная история про королей и королев. Есть предательство, поединок, убийства, любимая утонула. Все, как полагается. Поэтому я не могу сказать, что воплощаю его замысел. В «Зимней сказке» есть круг обстоятельств, о которых мне интересно поговорить. Для меня этот спектакль больше про время.

— Как распределяли роли?

— К выбору актеров я отношусь очень болезненно. У меня есть убеждение, что это всегда 80% успеха спектакля. Весной прошлого года я собрал все диски с постановками этого театра, потом посмотрел спектакли вживую. Но выбор обычно происходит интуитивно. Потом есть и законы внутри пьесы. Например, кто должен играть членов одной семьи. Я выбрал актеров на роли Леонта (Анатолий Дробязко) и Гермионы (Елена Дементьева) и смотрю по их характерам, дуэту, какой по характеру и внешности должна получиться дочь.

— Сейчас многие театры делают ставку на современную драматургию. Почему вы остаетесь сторонником классики?

— Существование театра — это компромисс между искусством и деньгами. На мой взгляд, эти вещи сильно разделимы. Есть театры, которые выхолащивают собственного зрителя и идут проторенной дорожкой. Я имею в виду те, где 2/3 афиши — это Куни и Камолетти. Потом режиссеры в этих учреждениях культуры ставят Чехова и говорят: «Блин, у нас пустой зал». Но если вы пять лет терроризировали всех антрепризными «пирожками», чего вы хотите? По чистоте репертуара мне Молодежный театр в Краснодаре очень симпатичен. Узнав о том, что его не сдают в аренду под свадьбы и прочие нетеатральные проекты, а репертуаром дорожат, поначалу я решил, что это все слишком хорошо и не похоже на правду. А потом и сам увидел, что это — Театр.

Автор: Анастасия Аврамова

Вернуться на ленту