Белая ворона: село среди станиц Белая Глина

Есть ли на Кубани села? На этот простой вопрос можно ответить хоть «да», хоть «нет» и не ошибиться.

На исторической Кубани (в землях казачьего войска, ставших позже Кубанской областью) сел нет: освобожденное за ратную службу от налогов казачье сословие селилось в станицах и хуторах, и никак иначе. Но если под Кубанью подразумевать нынешний Краснодарский край, то в его состав входят и территории бывшей Черноморской губернии. А на них (от Новороссийска и южнее вдоль берега моря) при царе селились не казаки, а податные сословия — крестьяне и мещане. И проживали они именно в селах и городах.

После революции сословное разделение исчезло, но следы его сохранились до сегодняшнего дня в статусах населенных пунктов Краснодарского края. Посмотрите на карту. В степной и плавневой зонах — сплошные станицы, а на Черноморском побережье — села. Граница между ними проходит как раз по горам, от Маркотхского хребта. Именно там, где проходила граница Кубанской области и Черноморской губернии. Но есть село, не вписывающееся в это правило — расположившееся на восточной окраине Кубани село Белая Глина.

Хутор Белая Глина был основан в 1820 году воронежским крестьянином Рябошапко. Здесь, в ковыльных степях, испокон веков кочевали степняки. Скифы, сарматы, болгары, средневековые половцы, памятью о которых на курганах до прошлого века встречались каменные бабы. Позже сюда из глубокой Азии переселились калмыки. В эпоху Петра I здесь появились хоперские казаки, строившие укрепления по линии Дон — Терек для защиты границ Российской империи от набегов кочевавших в кубанской степи ногайских татар. При Екатерине II с ногайскими набегами было покончено, граница империи передвинулась на реку Кубань, жизнь в этих местах стала спокойнее, и необходимость держать здесь казаков исчезла. Именно Екатерина стала раздавать земли созданной Ставропольской губернии дворянам и заселять их крепостными крестьянами из центральной России. Такая практика продолжилась и при следующих императорах. В 20–х годах XIX века сюда массово переселялись воронежские крестьяне. Именно тогда Рябошапко и основал свой хутор.

Хутор стал быстро расти. Уже в 1830 году ему был присвоен административный статус села, ставшего центром Белоглинской волости Медвеженского уезда Ставропольской губернии. Жители этих мест числились не казаками, а крестьянами. Именно поэтому разросшийся хутор получил статус не станицы, а села.

Название же населенный пункт получил от белой глины, нешуточные залежи которой обнаружились в окрестностях, что подтолкнуло к развитию среди местных жителей гончарного дела.

Фото Виктории Перевязко, «Кубань 24»

Обитатели Белой Глины главным образом возделывали пшеницу, рожь, ячмень, просо, лен и гречиху. Многие жители занимались извозом. Было развито скотоводство, овчинное производство, хорошо жилось кожевникам. Женщины ткали холсты и ковры, делали пояса. Заработком для них было и вышивание белья.

Село считалось довольно зажиточным, но во второй половине XIX столетия ему пришлось пережить целую череду бед.

В 1862 году по чьей-то неосторожности случился пожар. Сильный ветер раздул пламя так, что оно уничтожило половину села. Многие мужики тогда, забросив за плечи котомки, отправились на заработки. Прежние достатки, хоть и не скоро, вернулись, но в 1883 году на тяжкими трудами отстроившееся село обрушился ураган. Смерч повторно разорил многие семьи. Пришел голод. А под конец столетия — в 1893 году — еще и холера, но как бы то ни было, Белая Глина встала на ноги.

К началу XX столетия в селе было более 11 тыс. жителей, более 2 тыс. дворов и две церкви. Крестьяне жили крепким общинным укладом и даже имели в общественной собственности паровую молотилку в восемь лошадиных сил. После обработки хлеба, снятого с находившихся в общественной запашке 600 десятин, молотилку сдавали внаймы частникам. Трудолюбивое село вновь разбогатело, но пришла революция, а за ней и гражданская война. В этот период отступали, потом наступали красные, потом белые. Затем опять красные. И от этого, конечно же, страдали местные жители. И в который раз село вставало на ноги...

И эта вся история не имела никакого отношения к Кубани — ведь село входило в Ставропольскую губернию. Но в 1937 году Белоглинский район Сальского округа присоединили к создаваемому Краснодарскому краю. Так на востоке нашего региона по соседству с привычными кубанскими станицами появилось столь необычное для казачьего края село. Теперь уже тоже кубанское, влившееся своей непростой историей в историю Краснодарского края.

Вернуться на ленту